Для аудитории 16+

Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Filter by Categories
Uncategorized
Агропром
Бизнес
Бизнес-календарь
БизнесДжамп
Власть
Выбор читателей
ВЭД
Главные новости
Инновации
Интервью (ТК)
История
Культура
Лента новостей
Медицина
Мнение
Наука
Недвижимость
Новости компаний
Обзоры (ТК)
Образование
Общество
Онлайн-помощник
Онлайн-помощник (главная)
Отставки и назначения
Политика
Правопорядок
Сибирский подарок
Социальное предпринимательство
Спорт
Стиль жизни
Сюжет дня
Территория комфорта
Технологии
Транспорт
Туризм
Финансы
Фоторепортажи
Экономика

Дауншифтинг по-русски

  • 19/05/2017
19021

Интерес к осознанному экотуризму в России постепенно повышается.

Интерес к осознанному экотуризму в России постепенно повышается. Директор по развитию ExpaSoft LLC Михаил Фетисов отмечает, что многие офисные работники совмещают отпуск с полезной деятельностью: проходят десятки километров пешком по горам и тайге, чтобы проверить и поставить фото-ловушки, а потом выкладывают в сети потрясающие фотографии, чтобы привлечь внимание общественности не только к красотам природы, но и к экологическим проблемам.

От Жюля Верна к осознанному экотуризму

— Михаил, вы работаете в ИТ-сфере. Как появился интерес к экотуризму?

—Этот интерес был у меня с детства. Я вырос на книгах Джека Лондона и Жюля Верна, поэтому путешествия и даль манили меня всегда. В детстве меня прозвали Сусаниным, так как я постоянно всех водил в походы, а одним из самых любимых уроков в школе, у меня была география. Но лично мне в туризме не хватало осознанной деятельности. Хотелось не просто бродить по лесам и горам, а при этом и делать что-то полезное, честно ответить себе: а зачем я это делаю. К осознанию того как это можно реализовать шел долго. Мешал рабочий график, лень, да и много еще чего.

Мечту про осмысленные путешествия, как я их называю, и эмоции по поводу того, что я далек от этой мечты, изливал в поэтическом творчестве.  Помнится, на свое 25-летие набросал небольшое философское четверостишие:

«Пройдя полвека половину

И на полжизни постарев

Я сделал лишь пол половины

И то на половину блеф»

В прошлом году неожиданно вновь его вспомнил. Я понял, что в 2017 году мне исполняется 35 лет и очень бы не хотелось вновь писать подобные строки, сожалея о не сделанном. Тогда я понял, что нужно брать и делать, то что хочешь — сейчас или никогда.

Михаил Фетисов, директор по развитию ExpaSoft LLC

— А обычных путешествий было недостаточно?

— Я никогда не был против стандартных путешествий по различным странам, но куда больше мне нравилось изучать во время таких поездок растительный и животный мир. В последнее время остро стоит проблема сохранения многих редких видов флоры и фауны, 2017 год проходит под эгидой «Год Экологии», и это послужило еще одним толчком к действию, можно даже сказать, что это был знак : ) В конце прошлого года я связался с замечательным фотографом, бердвотчером (орнитологи-любители и фотографы анималисты занимающиеся фотографированием пернатых), представителем барнаульского клуба «Природа Алтая» Алексеем Эбелем. Он организовывал экспедицию на край Кош-Агачского района рядом с Монголией в начале января. Экспедиция была достаточно суровой, так как в самые морозы нужно было провести мониторинг различных видов животных и птиц в районе для привлечения внимания общественности к проблемам, существующим на данной территории.

Для меня это была первая экспедиция такого рода и она оставила море впечатлений — я понял, что это мое. Когда ты стоишь на высоте 3 тыс метров, тебя сносит с ног ветер, дующий со скоростью 30 м в секунду, а ты понимаешь, что ты не только дли личного драйва совершил это путешествие, но и с делал полезное дело … Это классные ощущения!

В нашем походе мы встречали архаров (горные бараны), козерогов, бородачей (птицы из семейства ястрибиных), пищух (небольшие похожие на хомяков зайцеобразные млекопитающие) и монгольских воробьев, которые живут на подселении в норах пищух.

Видели следы манула, а так же, возможно, на одной из горных возвышенностей похожие следы от поскребов снежного барса. На обратном пути были на Телецком озере, где в январе плюсовая температура и часть берега подо льдом, а часть — песчаный пляж.

Экспедиции накладывают на тебя определенные обязанности: ты понимаешь, что если маршрут проходит по одной местности, где расставлены фотоловушки, а ты хочешь забраться на гору, то должен отдать предпочтение мониторингу, чтобы собрать информацию, заменить сломавшиеся фотоловушки. Эта цель выше, чем личная, эмоциональная. Из экспедиции мы привозим фотоотчеты. Лично я не считаю себя профессиональным фотографом, хотя заканчивал специализированные курсы, но все же фотографии, вроде, получаются неплохие. Некоторые из них, которые я сделал в январской экспедиции, попали на фотовыставку «Земля снежного барса» которая проходила в конце марта в Горно-Алтайске.

Вот кстати после этой экспедиции у меня и родился собственный проект «Экспедиция XXI век».

— Как планируете его реализовывать?

— Пока ищу единомышленников, продвигаю свою идею в соцсетях, создаю сайт. 25 мая планирую выехать еще в одну экспедицию «По следам снежного барса», которую организует новосибирец Игорь Паутов. Наша команда состоит из 15 человек и отбор в нее был очень жесткий. Опыт и желание заниматься общественно-полезной деятельностью позволили мне войти в число путешественников.

В личных планах — съездить на Север, Дальний Восток, чтобы обратить внимание общественности на экологические проблемы этих регионов. Животных и птиц, которым грозит исчезновение, сейчас действительно очень много. Амурские тигры например, вымирающие животные, а дальневосточные леопарды находятся на грани исчезновения.

Если говорить о птицах, то в охотничий сезон достаточно сложно отличить обычного гуся на которого выдается лицензия, от краснокнижного.

Наша задача, задача проекта «Экспедиция XXI век», в том, что бы сохранить уже те виды, которые занесены в красную книгу, и сделать так, чтобы под угрозой исчезновения не оказались новые животные.

Рынок формируется

— Когда сами планируете организовывать экспедиции?

— Наиболее вероятно, что эта идея будет реализована в будущем году.

— Уже определяетесь с турами, под которые могли бы привлечь экопутешественников?

— Отбор маршрутов, связанных с экологическим мониторингом уже идет. Но, пока я в них участвую как аккаунт-менеджер. Этот проект бизнес-ориентирован.

Очень интересные маршруты можно проводить на Дальнем Востоке — там работают ответственные и отзывчивые ребята в проекте национального парка «Земля леопарда». Пока я не видел, чтобы кто-то организовывал туда туры из Новосибирска. В нашей стране в принципе много красивых мест, где существуют проблемы связанные с экологией и животным миром на которые нужно обратить внимание общественности.

Выбор маршрута обычно обсуждается в группе, путем опроса. Также оценивается возможность совмещения коммерческой и благотворительной деятельности, чтобы окупить и поддержать проект, помочь национальном паркам, сохранению какого-то конкретного вида. Не вижу в этом ничего страшного.

— Желающих принять участие в таких экспедициях много?

—Достаточно. Сейчас в нашей стране активно развивается внутренний туризм. Да большинство предпочитает отдыхать в Сочи, Крыму и т.д., но растет и количество желающих принять участие в осознанном экотуризме. Опыт других стран показывает, что спрос будет только нарастать.

— Сколько человек составляют такие отряды и сколько стоит участие?

— В среднем экспедиция составляет до 10 человек. Организационный взнос в районе15 – 20 тыс руб, в которые входят дорога от места сбора до района экспедиции и обратно, с остановками и ночевкой, бытовые расходы. Но, расходы зависят от района путешествия. Например, экспедиция на Север или на Камчатку — это порядка 40-60 тыс руб. Кстати в Кроноцком заповеднике, на Камчатке, периодически привлекают добровольцев, но на очень жестких условиях: их забрасывают в заповедник на месяц и более. Волонтеры могут проживать там, выполнять определенную работу и заниматься своими делами. Многие фотографы-анималисты хотели бы поехать в такую экспедицию, но вопрос в очень жестких временных рамках работы — у творческого человека не всегда есть возможность пофотографировать.

Многие заповедники и заказники еще не готовы к такому сотрудничеству с обществом, так как определенные рамки, обуславливающие их деятельность, не пересматривались с момента их образования. Поэтому им сложно влиться в общую тенденцию развития осознанного экотуризма, но ситуация постепенно меняется и наша задача способствовать ее изменению.

— Какие требования предъявляются к участникам таких экспедиция?

— Желательно опыт походов или участия в других экспедициях. Иногда достаточно просто желания, но участник должен отдавать себе отчет в том, что он готов к такому путешествию. По горам неподготовленному человеку не так-то легко ходить. В данной ситуации может сыграть на руку тот факт, что вы посещаете спортзал и получаете регулярную физическую нагрузку.

— А сколько стоит экипировка?

— Все зависит от возможностей человека. Ботинки для того, чтобы ходить по горам, можно купить за 5 тыс руб, а можно и за 25 тыс и т.д. Лично я считаю, что новичку не стоит вкладываться в бренды. Достаточно взять ту экипировку, которую посоветуют старшие товарищи: взаимовыручка всегда приветствуется в такого рода экспедициях.

«Туз в рукаве»

— Ожидаете, что ваше хобби перерастет в бизнес?

—Я бы не сказал, что это хобби, скорее жизненная цель, которая сформировалась из желания путешествовать осмысленно. Пока не знаю, что из этого получится, если мне удастся собрать единомышленников, но я не исключаю, что в перспективе все это может вылиться в бизнес.

Последние семь лет я занимаюсь инновациями в ИТ-сфере, и вижу, что у многих ИТ-шников и офисных служащих возникает такое желание: выбраться из рутинного действия и заняться осознанным экотуризмом. Проблема в том, что нужно просвещать не только местное население, которое и так бережно относится к окружающей их природе, а отдыхающих, которые приезжают в эти края. Среди туристов как раз много представителей из среды менеджеров, которые могут себе позволить купить снегоход, заехать на нем в заповедную зону и навредить природе. У меня есть «туз в рукаве» — я вращаюсь в этой среде менеджеров и могу заниматься экопросвещением. Одна из задач проекта «Экспедиция XXI век» сделать его публичным.

— Конкуренция на рынке эко-туризма большая?

— Этот рынок в целом достаточно сегментирован: кто-то занимается экологическим туризмом и экспедициями, кто-то чисто экологическим туризмом с платными экотурами.

Спрос растет, поэтому увеличивается предложение, а значит будет расти конкуренция. Если говорить об осознанном экологическом туризме, то я бы сказал, что тут не конкуренция, а скорее определенное братство — все рассматривают друг друга как коллеги, могут ездить в экспедиции друг друга. Но это нестандартные туры, они рассчитаны на индивидуальные задачи и с массовым туризмом на тот же Алтай не конкурируют. В Новосибирске организацией таких экспедиций занимается человек 5. С точки зрения бизнеса — ниша свободна.

— Получается, что осознанный экотуризм — это своего рода даушншифтинг по-русски?

— Нет. На данный момент я не планирую бросать основную работу. Вся прелесть проекта заключается в том, что его можно совмещать с основной деятельностью. Кроме того, в экологической сфере много задач, которые требуют инновационного подхода. Различных решений, завязанных на инновациях. Например, мониторинг различных загрязнений окружающей среды, обработка данных полученных с устройств мониторинга, прогнозный расчет эффективного строительства или модернизации промышленного предприятия с учетом особенностей экосистемы региона. Вполне можно будет предлагать эти инновации клиентам из бизнес-среды.

В Германии создан обширный сервер на основе машинного обучения (часть сферы искусственного интеллекта), куда любители загружают фото птиц, животных, растений, которые они делают. Система их обрабатывает и экозащитники могут анализировать ситуацию с распространением различных видов, так как вручную работать с таким количеством материала было бы невозможно. Так что с помощью инноваций вполне можно решать экологические проблемы.

— Оценивали ли вы интерес бизнеса к инновациям в социальной сфере?

— Интерес растет у крупного бизнеса, в том числе, под настойчивым давлением со стороны государства, которое продвигает идею, что крупный бизнес, связанный с производством, с использованием природных ресурсов, должен быть экологически ответственным. Для среднего бизнеса многие решения по экомониторингу менее понятны и доступны, но и он начинает внедрять такие разработки в своем производстве.

Основная проблема инновационного продукта в том, что есть много интересных решений, которые не «упакованы в коробку», и поэтому многие компании не рассматривают их как продукт. За счет обкатки в ходе пилотных проектов, как раз можно сформировать такую «коробку», сделать универсальное предложение, чтобы снизить себестоимость разработки, поставить ее на поток. Тогда она будет более доступна и интересна компаниям среднего и малого бизнеса. Возможности для коммерциализации тут очень большие.

— Как планируете популяризовать свой проект?

— Через интернет-пространство, социальные сети. Дальше в планах проведение конференций, не исключаю и другие проекты.

Фото: из личных архивов

Популярное с сайта

Новосибирцы собирают подписи против коллективных договоров страхования

Более 1 000 новосибирцев поставили подписи под петицией в адрес главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной.

Управляющим операционным офисом «Алтайский» Альфа-Банка назначена Ирина Бубенко

Она будет курировать развитие корпоративного бизнеса в Алтайском крае.

В Новосибирской области производство мяса птицы уменьшилось на 15 %

Производство мяса скота в хозяйствах области снизилось почти на 7 %.

Мнение

OCSiAl увеличит производственные мощности

Александр Зимняков, вице-президент по продажам в России и СНГ, рассказал Infopro54 о текущей ситуации на рынке одностенных углеродных нанотрубок и о том, что OCSiAl не собирается сдавать свои лидерские позиции в производстве.

Главные новости