Соединять несочетаемое

Один из старожилов новосибирского «рынка красоты» Галина Шеломенцева до сих пор спокойно сама подменяет своих мастеров и работает с клиентами, а параллельно занимается дизайном и развитием окружного рынка HoReCa.

Первые в Новосибирске 

— Галина, когда вы пришли в индустрию красоты?

— В 2001 году я, мама двоих детей, сидела в декретном отпуске. Младшему сыну исполнился год, муж уехал по делам бизнеса в Киев, а я совершенно не знала куда деть накопившуюся энергию: с одной стороны, не с кем было оставить детей и, в тоже время, хотелось самой зарабатывать деньги.

В этот момент в Томске моя подруга развила активную деятельность — открыла несколько ногтевых салонов и была весьма довольна собой. Она то и предложила мне: давай научу тебя и ты тоже займешься этим делом. Я прошла специальные курсы, она привезла мне материал, была моей первой моделью, помогла дать объявления. Первое я разместила в газете «Ва-Банкъ» за 300 рублей, на тот момент эта площадка работала замечательно, и стала принимать клиентов на дому. Так началась моя предпринимательская деятельность.

За три месяца я наработала большую клиентскую базу, в том числе за счет «сарафанного радио». В конце декабря из командировки вернулся муж, посмотрел какой поток людей приходит в дом и предложил снять квартиру непосредственно под бизнес.

Я арендовала «салон» на пару с парикмахером — двухкомнатную квартиру, в своей комнате поставила четыре рабочих стола, обучила мастеров и начала работать. Через год у меня появилась возможность арендовать хороший офис в бизнес-центре на Советской,64. К тому моменту я поняла свои силы и возможности, и решила работать официально. Это было 15 лет назад. На тот момент мой салон «Багира» выглядел, как open-space — большой зал, где стояло 12 маникюрных столов. Мы работали с самыми передовыми технологиями и у нас была первая ногтевая студия в Новосибирске.

Постепенно люди привыкли к этому формату. В смену у нас обычно работало 12 мастеров и принимали они по 7-8 клиентов в день. Мы делали ставку на скорость и качество, работали на потоке. Например, наращивание ногтей делали всего за 1,5 часа. В таком темпе сложно работать, и текучка кадров была достаточно большая, так как сотрудники быстро выдыхались и уходили, уводя за собой клиентов. Как правило, потом они работали на себя на дому. Мало кто переходил в другие салоны.

— И как вы боролись с утечкой мастеров и клиентов?

— Мы стали усложнять сервис, уходить от моносалона в расширение ассортимента услуг, подняли цены. Когда ты наращиваешь ногти за 500 руб, то без разницы, где это делать: на квартире у мастера или в салоне, но когда ты параллельно получаешь сервис, дополнительные услуги, то начинаешь ценить именно это, повышается лояльность к бренду.

В итоге нам удалось остановить утечку, как клиентов, так и мастеров, у которых снизилась нагрузка и повысилась зарплата. Сейчас в моем коллективе большинство сотрудников работает уже по 10 лет. В конце прошлого года мы снова расширились — переехали на новую площадку на ул Крылова,4.

Что лично меня еще очень радует: сейчас вокруг нашего салона сформировалось своеобразное клиентское сообщество, так как к нам приходят не только сами клиенты, но также их дети и внуки.

 Из этой ситуации я вынесла для себя такой вывод: делая больше для сотрудников, ты может получить большую отдачу для своего бизнеса

— Какие каналы вы использовали для продвижения своих услуг?

— На первом этапе мы старались задействовать такие каналы как флаеры, которые были размещены на стойках во всех торговых центрах, на всех интересных визуальных площадках. Очень хорошую отдачу приносил «Ва-Банкъ» В целом в то время еще не было такого массового потока рекламы, как сегодня, не было перенасыщения и мы отлично себя продвигали за счет таких простых решений.

Сейчас приходится постоянно что-то выдумывать. Например, полгода назад мы запустили мастер-классы по направлению ногтевой живописи. Они пользуются большой популярностью.

— Кто входит в числе собственников вашей компании на сегодняшний день? Кто разрабатывает стратегию ее развития?

— Я единственная собственница салона красоты «Багира». Моя компания называется ООО «Арт-стайлинг бюро».

Стратегию развития бизнеса полностью разрабатывают сама. До недавнего времени старалась курировать все направления, часто допускала пересечения, когда сотрудники одной компании помогали мне реализовывать идеи в другой сфере. Сейчас пришла к выводу, что для каждого направления нужна своя команда. Кроме того, осознала, что часть оперативных полномочий могу безболезненно делегировать, чтобы заниматься развитием. На данный момент сильно нужен специалист по рекламе, который мог бы воплощать все возникающие у меня идеи.

Кроме того, я пришла к выводу, что сейчас нужно набирать молодежь. У этой категории сотрудников очень интересное мышление, а для того, чтобы получить новый импульс для развития бизнеса, нужны новые идеи.

Не останавливаться

— Насколько конкурентен рынок красоты в Новосибирске? 

— Я бы сказала, что очень конкурентен. Этим он похож на ресторанный рынок, потому что люди обычно не рассматривают работу по наращиванию ресниц, мастера по маникюру, а также официанта и бармена, как работу всей своей жизни. На этот рынок очень легкий вход, здесь можно очень быстро получить навык, сформировать определенный круг клиентов, а потом работать на себя и зарабатывать. Но, если это деньги ради денег, то дальше люди обычно не идут и скоро закрываются. Если человек желает остаться в этом бизнесе всерьез и надолго, то, конечно, он учится. Я закончила пять школ ногтевого сервиса и дизайна, постоянно учусь на курсах, отслеживаю новинки, чтобы не только быть в тренде, но и предугадывать его. 

Сейчас на рынке много разных концепций компаний, работающих в индустрии красоты. Кто-то делает классическое предложение: «ногти+ педикюр + волосы», кто-то придумывает необычные сочетания, чтобы отличаться и привлекать клиентов. Например, «кальянные+ цветочные бары + прически и стрижки». В Москве есть интересное сочетание «ресторан- стейк-бар + мужская парикмахерская + аксессуары для мотоциклов» и у нее есть свой посетитель. 

— Вы говорите, что в индустрии красоты большая текучка игроков. Почему вы на нем остались? 

— Наверное, потому что я сама продолжаю работать как мастер, не ограничиваясь руководящей ролью. Могу спокойно встать на подмену любому своему сотруднику. Я не забываю о том, как себя чувствует человек, который работает с клиентом, мне проще реально оценить любую ситуацию. С другой стороны, я развиваюсь сама и стимулирую к этому мастеров. Думаю, что это добавляет ко мне уважения со стороны коллектива и формирует лояльность, которая очень важна для компании нашей сферы. 

— Можете рассказать о своих планах по развитию бизнеса? 

— Я разрабатываю еще одну концепцию по открытию нового салона площадью около 400 квадратов, где можно будет проводить масштабные мероприятия. Думаю, что это произойдет в 2018 году. Размышляю над созданием учебного центра в индустрии красоты, ищу дополнительные активности, которыми можно было бы наполнить этот проект по принципу «совмещать несовместимое». Когда смотришь, что делают кондитеры и рестораторы на своих конкурсах, то невольно рождается мысль: а почему бы не повторить это в индустрии красоты. По сути, результат очень похож — только стили разные. 

— Есть планы по продаже франшизы? 

— Для того, чтобы запускать франшизу нужно разработать определенную изюминку, которая привлечет людей и будет актуальна для тиражирования. Пока я ее не вижу. В том формате, который мы реализуем сейчас, салон тиражировать сложно, так как у нас все выстроено на атмосфере взаимодействия с клиентами, а на рынке тиражируются, в основном, монопродукты. 

Мне всегда был интересен более сложный бизнес. Работая в индустрии красоты, я обращала большое внимание на дизайн, окончила художественную школу, участвую в различных мастер-классах, конкурсах. У меня в салоне висят картины, где сочетаются, казалось бы совершенно несовместимые техники и направления. Мне это очень нравится и я стараюсь внедрять такой подход в бизнесе: «соединять несочетаемое». 

Для общения и продвижения 

— Помимо индустрии красоты вы развиваете проекты в рамках Сибирской федерации рестораторов и отельеров. Как пришли на этот рынок? 

— Я всю жизнь была общественницей. В школе — командир отряда, староста, мне всегда нужно было быть впереди, вести за собой народ, отстаивать правоту — я всегда была готова бороться за справедливость. Часто собирала подписи, участвовала в пикетах, в том числе в защиту интересов бизнеса, предпринимателей. В ходе такой деятельности познакомилась с людьми из сферы HoReCa и через некоторое время в 2014 году мы провели для них семинар известного ресторанного критика Олега Назарова — гуру на своем рынке. Пришло более 10 рестораторов, семинар проходил два дня, и по итогу мы получили много хороших отзывов. Решили продолжить и осенью того же года провели с ним еще три семинара: в Томске, Кемерово и Барнауле. 

Во время их подготовки я знакомилась с людьми, на семинарах слушала какие они задают вопросы, и поняла, что представителям этой отрасли не хватает знаний, а также площадки, где они могли бы общаться друг с другом, совершать какие-то совместные действия. 

Параллельно я работала редактором одного журнала, общалась с представителями других профессиональных сообществ и после того как поняла, что ниша не занята, у меня уже четко сформировалась стратегия как можно выстроить эту работу. Было сложно — это сейчас тема ассоциаций и объединений является модной, а тогда сообщество рестораторов и отельеров было очень закрытым и как в любом закрытом сообществе его представители боялись, что коллеги\конкуренты «их идеи своруют и быстро побегут сами их реализовывать». Потребовалось достаточно много усилий, чтобы расшевелить людей: мы проводили семинары, мастер-классы, конференции, привозили мастеров из разных стран мира. И оказалось, что не все так страшно, как виделось изначально. Шеф-повара брали принимали во внимание советы коллег, но на 100% их копировали единицы.

Постепенно представителям сообщества стало интересно просто общаться между собой, делиться опытом, воспринимая это как один из путей самореализации. Идею создания ассоциации Сибирская федерация рестораторов и отельеров предложил Николай Ильин, который сегодня является президентом ассоциации.  

— Этот проект коммерческий? 

— Часть семинаров мы проводим на коммерческой основе, так как нам нужно компенсировать расходы на приглашение известного гостя, его прием, организацию публичных мероприятий. Сегодня люди не очень любят платить членские взносы, поэтому за счет такой работы мы финансируем свою деятельность. 

В тоже время в рамках ассоциации существует учебный центр, где мы проводим бесплатные мероприятия. 13 мая мы проводили пикник, где был свободный вход и в тоже время проходило много интересных активностей. Задачи по получению прибыли перед этим проектом не стоят — расчет только на самоокупаемость. 

— А сколько человек сегодня входит в ассоциацию? 

— По документам в ней состоит около 50 представителей рынка HoReCa из регионов Сибири, но мы особо и не ведем работу по привлечению именно членов ассоциации, хотя открыты для всех. Участие в семинарах и тренингах принимают сотни человек в год. Мы продвигаем наши мастер-классы через соцсети. 

Кроме того, мы проводим кучу событийных городских мероприятий. Например, социальным проектом ассоциации является «Масленица», которая несколько лет подряд проходит в Первомайском сквере. Мы полностью организуем его за свой счет. 

— Как подбираете спикеров для семинаров?

— Через «сарафанное радио», интернет нахожу интересных людей федерального или международного масштаба, провожу с ними переговоры. Например, 7 июня мы привозим в Новосибирск Алексея Гисака — создателя и идейного вдохновителя сети лапшичных Воккер (Москва). Это очень интересный формат, который за 6 лет распространился по всей России. 

В последнее время я пришла к выводу, что и в регионах Сибири есть немало очень талантливых мастеров, которые знают свое дело не хуже, а то и лучше звезд российского и мирового масштаба. Поставила задачу — продвигать этих людей, показывать их опыт, чтобы рынок обратил на них внимание. Считаю, что очень важно показать: за Уралом тоже есть жизнь и у нас можно проводить масштабные и полезные мероприятия. 

Часто рассматриваем на встречах больные для отрасли вопросы, вырабатываем предложения с которыми потом выходим к органам, принимающим решения. Например, совместными усилиями нам удалось добиться снижения в Новосибирске арендной ставки для летних кафе при ресторанах, которые были резко повышены перед началом сезона в 2016 году без градации сезонности и места расположения точки — до 800 руб за кв метр. Это привело к сокращению количества «летников» на улицах Новосибирска. Мы просили ввести вилку территориальности, учет сезонности. В итоге на уровне правительства региона было принято решение и сейчас рестораторы заключают краткосрочные договоры на «летники» по цене 123 руб кв м в год с предоплатой. Но мы понимаем, что это временная мера и ждем, когда вступит в силу федеральный «закон о торговле», где будут четко прописаны все спорные вопросы.

Фото: из личных архивов

01.06.2017
  • Заметили ошибку в тексте?
  • Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
  • Система Orphus
  • Голосовать:
  • -0

Последние комментарии

  • Какая разноплановая дама. И швец, и жнец, и на дуде игрец. А вообще молодец, конечно. Главное, что бы...
Все комментарии
Лента новостей
всегородобластьРоссиямир
Вход

Новый комментарий