К снижению ключевой ставки ЦБ должен подходить очень аккуратно

Центробанк намерен активно взаимодействовать с рынком и общественностью на региональном уровне. Это необходимо для того, чтобы выстроить продуктивный диалог с бизнесом, а также снизить инфляционные ожидания населения. Об этом в ходе визита в Новосибирск заявил заместитель директора Департамента денежно-кредитной политики Банка России Андрей Липин.

Стремление к прозрачности

— Андрей Станиславович, с чем связан ваш приезд в Новосибирск?

— В рамках инфляционного таргетирования очень важно, чтобы политика ЦБ была прозрачной для всех участников рынка и Банк России этот принцип будет реализовывать не только на федеральном, но и на региональном уровне, во взаимодействии со СМИ, с представителями реального сектора, научного сообщества, ассоциациями и экспертами. Думаю, что на региональном направлении мы активно начнем работать к концу 2017- началу 2018 года, а сейчас оттачиваем подходы.

— Информация о ситуации в регионах будет находиться в публичном доступе?

— Мы сейчас оцениваем собранные данные на корректность, чтобы понять, какую часть анализа можно публиковать в ближайшее время. В планах — разработка подходов к анализу региональной экономической ситуации, оценке ожиданий, как бизнеса, так и населения, и публикация на его основе информационных продуктов. Это будут интересные материалы — своеобразный барометр ситуации экономики в регионах. Будут представлены данные о том, что происходит на рынке с точки зрения статистики, а также опросов реального сектора. Частью этой работы Центральный банк занимается уже давно, но теперь планируется публиковать результаты анализа.

— Чем вызван интерес к более открытому взаимодействию с рынком и обществом?

— Для нас это важно. С одной стороны, это возможность объяснить всем, на что опирается ЦБ, когда принимает решения. С другой стороны, это важно для коммуникаций. Мы берем информацию у предприятий, и в свою очередь поясняем им, почему ЦБ принимает то или иное решение. По нашим оценкам, в первую очередь, ожидания по инфляции и процентным ставкам влияют на издержки компании. Например, занимая на несколько лет вперед или выпуская облигации, компания не будет переплачивать. Аналогично, если она в бизнес-план заложит не 10% роста цен, а ниже, то это повлияет на инфляцию. Задача ЦБ — донести свою позицию, чтобы люди верили, что если мы достигли 4% инфляции, то нет причин закладывать в бизнес-планы другую.

Сейчас в целом по стране в наших опросах принимает участие около 15 тыс компаний. Первоначально мы шли от самых крупных заемщиков банков, но сейчас задачи ЦБ расширяются и круг участников будет пересматриваться. Компания может даже не выступать заемщиком, но оказывать значительное влияние на социально-экономическое положение в регионе. Сбор информации будет осуществляться на принципах добровольности, а мы будем взамен предоставлять материалы для анализа, так что это будет взаимовыгодное сотрудничество.

— Как вы оцениваете ситуацию с инфляцией?

— Мы внимательно смотрим на экономику России и видим, что общая ситуация достаточно благоприятная. У нас снижается инфляция, причем не только на общестрановом, но и на региональном уровне — эти тенденции наблюдаются повсеместно. Во всех регионах снижается индекс потребительских цен и его компоненты, но с разными темпами.

Цель Банка России — инфляция 4% концу 2017 года. По итогам марта она была на уровне 4,3%. Это очень хорошие цифры, которые означают, что ЦБ уверенно движется к поставленной цели. При этом мы понимаем, что есть инфляционные риски, которые связаны с ухудшением ситуации на внешних рынках, в первую очередь на сырьевых: нефть, металлы и т.д. Могут произойти негативные шоковые ситуации и на внутреннем рынке, например, неурожай, так как гарантировать ежегодно хорошие результаты уборочной мы не можем. Важно также то, что инфляционные ожидания все еще достаточно высокие.

Дальнейшая политика ЦБ будет зависеть от того, будут ли эти риски реализовываться. Если мы не увидим их развитие, то возможно определенное снижение степени жесткости денежно-кредитных условий. Но к этому вопросу ЦБ будет подходить очень аккуратно. До конца года осталось 6 заседаний Совета директоров Банка России, ЦБ будет внимательно смотреть на динамику инфляции и экономики относительно прогноза и допускает возможность постепенного снижения ключевой ставки.

Ставка ЦБ vs инфляция

— Почему, на ваш взгляд, в марте инфляция в России составила 4,3%? Как в принципе работает взаимосвязь между ключевой ставкой ЦБ и инфляцией?

— Одна из причин низкой инфляции — хороший урожай 2016 года. Именно благодаря этому мы видим значительное снижение цен на целый ряд продовольственных товаров по многим регионам.

Изменяя ключевую ставку, Банк России воздействует на все процентные ставки в экономике, а через них — на спрос на товары и услуги и, в конечном счете, на инфляцию. Эта цепочка передачи сигнала от ключевой ставки к инфляции называется трансмиссионным механизмом денежно-кредитной политики.

Это воздействие передается не сразу, а с разными временными лагами. Мгновенная реакция у рынка межбанковского кредитования, где решение ЦБ сразу отражается на однодневных операциях между банками. По депозитам, кредитам, ОФЗ лаг составляет от недели до трех месяцев, в реальном секторе может доходить от года до двух лет, в зависимости от сектора экономики.

Если смотреть на каналы трансмиссии глубже, то ситуация усложняется. Ключевая ставка задаёт стоимость денег, что, в свою очередь, влияет на объёмы кредитования. Снижение ставки стимулирует экономическую активность — с одной стороны даёт рост производства, с другой — увеличение потребления, так как получая ресурсы, компания начинает увеличивать объем работ и инвестиций, больше выплачивать зарплату, люди больше потребляют. В экономике спрос на инвестиционные и потребительские товары называется агрегированным спросом. Если ЦБ смягчает условия, то агрегированный спрос растет и когда это происходит достаточно сильными темпами, то через некоторое время может привести к росту инфляции. Здесь очень важно в какой фазе находится экономика. Сейчас рост экономики еще невелик и поэтому рост агрегированного спроса не носит проинфляционного характера.

Другой не менее важный для нас канал — курсовой. Например, происходит ослабление рубля. Это влияет на разные сектора экономики и разных экономический агентов по-разному. Для экспортеров это хорошо, так как за каждый доллар прибыли он получит больше рублей. Для импортеров хуже, так как, чтобы купить один доллар им в итоге нужно будет отдать больше рублей. Но если мы говорим про влияние на инфляцию, то это проинфляционный фактор: импорт становится дороже, это отражается в индексе цен производителей, потребителей.

Если говорить про процентные ставки, с которыми сталкиваются люди, то тут все очевидно. Если ЦБ будет сильно и быстро снижать ставку, то начнется резкий рост проинфляционного характера. Будут ли в такой ситуации коммерческие банки снижать ставки по кредитам? Нет, конечно! Они будут понимать, что ситуация в итоге приведет к росту инфляции и оставят номинальные ставки на прежних уровнях. Это еще одна причина почему снижение ключевой ставки ЦБ должен проводить очень аккуратно.

— Какие факторы способствовали снижению инфляции: укрепление рубля, рост цен на нефть выше прогнозов, желание российского бизнеса выжить в любых условиях?

— Хорошая ситуация на внешних рынках влияет на курс рубля. У нас в России курсовой канал вообще достаточно сильный. У людей пока все еще устойчивые девальвационные и инфляционные ожидания. Как только они ожидают, что произойдет какое-то ослабление рубля, то это достаточно быстро превращается в инфляцию. Это плохая связка, но в нашей стране она сформировалась исторически, так как денежно-кредитная политика долгое время была направлена не на инфляционное таргетирование. Люди достаточно консервативны в этой части и сильно переоценивают риски. Сейчас акцент на инфляционное таргетирование должен привести к разрыву этой связи и мы видим, что это происходит. Колебания курса рубля уже не так сильно отражаются в инфляционных ожиданиях. Это хорошо.

Интересные изменения связаны с ВВП. Росстат РФ перешел на новую методологию расчёта «ОКВЭД – 2.0», изменилась классификация видов экономической деятельности, проводилась небольшая ребалансировка, были произведены досчеты. Росстат досчитал ВВП за два года и внутригодовая динамика, показатели внутри кварталов изменились — само падение стало меньше, что также вносит улучшение в прогноз.

Почему 4%?

— Почему ЦБ выбран такой ориентир по инфляции — 4% по итогам года? Если по итогам марта инфляция составляет 4,3%, то может установить более низкую планку?

—Выбор параметра зависит от диверсификации экономики — специфики производства и экономических взаимосвязей страны. Если посмотреть на опыт других государств, то у развитых цель по инфляции находится на уровне 2% или ниже, у развивающихся — около 4%. На наш взгляд, уровень 4% дает сбалансированный подход.

В чем проблема цели по инфляции в 2% в российских условиях? Цены на разные группы товаров изменяются неравномерно, в потребительской корзине много товаров и услуг, цены которых могут сильно колебаться. Если мы установим цель по инфляции 2%, то будет много товаров с дефляцией. Это плохо для экономики, так как люди производя товар, закладывали в бизнес-план одну прогнозную выручку, а получат гораздо меньше, в итоге компании закроются. А потребители в ожидании снижения цен будут откладывать покупки на потом и в результате экономика перестанет развиваться.

Если говорить о том позволит ли ЦБ инфляции уйти ниже прогнозного показателя, то тут мы снова возвращаемся к важности баланса. Сейчас в экономике России идет процесс управляемой дезинфляции: мы от более высокой инфляции переходим к более низкой, поэтому политика ЦБ, может быть и более жесткой. Затем ЦБ будет поддерживать инфляцию на уровне около 4% — конечно, не всегда ровно 4,0%, но около этого уровня. Если мы увидим вероятность ее замедления существенно ниже 4% — мы будем соответственно корректировать денежно-кредитной политику.

Хотелось бы обратить внимание еще на один момент. Как я уже говорил, между решением ЦБ и реакцией денежного рынка, реального сектора есть временной лаг, то есть на фактическую инфляцию мы повлиять не можем, а только на инфляцию в среднесрочной перспективе. Поэтому ЦБ принимает решение на основании прогноза развития экономики, в том числе и инфляции.

ЦБ смотрит, чтобы не было бумов

— Есть ли вероятность, что рынок выйдет на докризисный уровень ставок?

— Оценки ЦБ показывают, что долгосрочная равновесная реальная ставка находится на уровне 2-3%. Если считать, что номинальная ставка — это реальная плюс инфляция, то долгосрочная оценка равновесной номинальной ставки находится на уровне 6-7%. Текущие ставки выше, так что мы видим уровень, куда они могут потенциально снизиться. Но, это снижение должно быть плавным с учетом макроэкономики, чтобы не было инфляционных рисков. Если мы все удачно реализуем, то в долгосрочной перспективы мы должны выйти на этот уровень.

Что касается роста рынка розничного кредитования, то +26% годовых, которые мы видели несколько лет назад, уже точно не будет., У населения страны в среднем по 1,7 кредита на человека. Это достаточно высокий уровень закредитованности. Кроме того, объем кредитования связан с ростом экономики. На этот год прогноз роста экономики — около 1-1,5%, так что причин для какого-то резкого взлета спроса на потребительские кредиты, ипотеку, автокредитование и не должно быть. ЦБ смотрит, чтобы не было бумов, так как после любого чрезмерного роста начинается этап коррекции, возможно даже спада. Мы считаем, что не нужно создавать такие циклы.

— Каких изменений вы ожидаете в сегменте малого и среднего бизнеса?

— Во всех сегментах рост должен быть соразмерен динамике экономики. Не может быть резкой динамики в сегменте малого бизнеса, если спрос не растет, в противном случае происходит затоваривание и предприятие больше потеряет, чем заработает.

Если говорить об инструментах поддержки МСП, например, «Программа 6,5», то ЦБ не рассматривает их как постоянный инструмент, так как они изначально были запущены для решения локальных неэффективностей рынка и дисбалансов. В долгосрочном периоде подобные льготные инструменты искажают структуру рынка. Если мы будем расширять программу специнструментов, то какие-то сегменты будут получать более льготные условия и за счет этого будет наблюдаться проинфляционный рост, то есть ЦБ должен будет для остальных устанавливать более жесткие денежно-кредитные условия, чтобы это не перешло в инфляцию. Получится, что какая-то часть экономики получает льготы, а остальная за это платит. Это не эффективно и мы смотрим, чтобы при достижении целей, заложенных в инструменты, они сворачивались.

— В каких отраслях рост наиболее заметен?

— По видам экономической деятельности у нас активно растут отрасли, ориентированные на внешний сектор, по цепочке межотраслевых связей растет все, что с ним связано. Второй вектор роста — все что связано с бюджетным и квазибюджетным сектором. Это предприятия ОПК, которые финансируются непосредственно из бюджета.

С помощью главных управлений мы проводили анализ по количеству открываемых и закрываемых предприятий в регионах России по всем видам деятельности. Наибольшая активность у оптовой и розничной торговли. Улучшение заметно в обрабатывающих производствах, немного, не во всех регионах, но начинает оживать строительство. Напомню, мы говорим именно о деловой активности, а не об экономическом росте.

Фото: Юлия Данилова

11.04.2017
  • Заметили ошибку в тексте?
  • Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter
  • Система Orphus
  • Голосовать:
  • -0

Нет комментариев

Добавьте комментарий первым!
Лента новостей
всегородобластьРоссиямир
Вход

Новый комментарий