«Налицо возможность надувания мыльного пузыря, с которым не раз сталкивались другие страны мира»

  • 28/12/2018, 10:00
Сергей Масольд, начальник управления корпоративных продаж Сибирского Филиала ПАО Банка «ФК Открытие»:

Сергей Масольдначальник управления корпоративных продаж Сибирского Филиала ПАО Банка «ФК Открытие»:

— На банковском рынке ситуацию с потребительским поведением можно замерить по двум портфелям — потребительского и ипотечного кредитования. Это два основных драйвера, по которым можно проследить движение рынка.

Если посмотреть на сайте ЦБ динамику рынка по объему потребительского кредитования за 2016-2018 годы, мы видим, что в 2016 году объем потребзаймов в России составил 7 трлн рублей, 2017 — уже 9 трлн, в 2018 году на начало декабря — практически 9 трлн, а впереди самый «высокий» квартал. Почему это происходит? Население России серьезно не увеличивается, глобально лучше мы жить тоже не стали, но значительно прирастаем каждый квартал примерно на 20-30% в объемах потребительского кредитования. Мы считаем, что стимулируют этот процесс два катализатора: повышение качества банковского сервиса и уровня продаж — кредитные организации уходят в диджитал, максимально персонифицируют предложения для каждого клиента, ведут агрессивные продажи услуг и продуктов. Также наблюдается устойчивый тренд на рефинансирование потребительских кредитов. На самом деле банк сегодня знает о клиенте очень много: где вы лечитесь, в какие рестораны ходите. Гипотетически он может влиять на ваше потребительское поведение, формировать потребность в краткосрочном и долгосрочном кредитовании.

Оценим динамику потребительского кредитования с учетом рефинансирования займов, которые также показали рост на 20-30 %. Доля сделок по рефинансированию составляет уже около 40%, то есть это почти половина сделок в сфере потребкредитования. Это популярный продукт, модный тренд. Что такое рефинансирование? С одной стороны, уменьшение кредитной нагрузки, в каких-то случаях — продление срока, замещение основного долга новыми ссудными процентами.

К чему ведет повышение этого спроса? Мы растем в кредитовании, в рефинансировании, то есть платим за свой ссудный долг новыми кредитами. Налицо возможность надувания того самого мыльного пузыря, с которым не раз сталкивались другие страны мира. Мы, конечно, не можем меряться с такими гигантами потребления, как США и Китай, но все помнят ипотечный кризис в Америке. Кто сказал, что наша экономика от этого не застрахована? Наблюдается негативная тенденция, заключающаяся в том, что если раньше типичный заемщик выходил на просрочку со средним долгом 300 тысяч рублей, то при новых реалиях рынка кредитования и возможностях рефинансирования, растягивания и увеличения своей задолженности данная цифра приближается к 700-800 тысячам рублей, делая дефолт физического лица более серьезной проблемой как для заемщика, так и для кредитного института.

И все же сейчас об ипотечном пузыре на отечественном банковском рынке речь не идет. В той же Америке, если вспомним, ипотечные кредиты выдавались практически без обеспечения и под минимальный процент. В российских банках в настоящее время нет ипотечных продуктов без первоначального взноса, а если заемщик участвует в сделке собственными средствами, он более ответственно относится к выполнению своих долговых обязательств. К тому же, достаточно жесткий банковский андеррайтинг отсекает заемщиков с потенциально высоким уровнем дефолта, и общий уровень просрочки по ипотечным кредитам является сейчас самым низким по сравнению с другими кредитными продуктами.

Что касается ипотеки, то сейчас уже можно сказать: кредиты на покупку жилья нужно было брать «еще вчера», до 9 ноября. Именно в третьем квартале 2018 года в округе была зафиксирована минимальная ставка ипотечного кредитования — мы разменяли 9%, в рамках акционных предложений на рынке также были ставки 8,5–8,7%. В результате банки набрали колоссальный пул заявок, количество регистраций сделок в Росреестре бьет рекорды. Но при этом рынок строительства жилья падает: в 2016 году на 4,2%, в 2017 — на 2%. Пока не берусь прогнозировать ситуацию в 2018 году, но, учитывая законы, осложняющие выход на рынок небольших застройщиков, можно сказать, что в Новосибирске единицы компаний, обладающих собственными ресурсами, необходимыми для начала строительства, смогут работать на этом рынке. В целом это хороший ход государства: очистить строительный рынок от неэффективных игроков, но не думаю, что это актуально на стагнирующем или даже падающем рынке.

Резюмируя, можно сказать, что при отсутствии роста доходов, общем росте цен на основные группы товаров, превышающем официальную инфляцию, тенденция на наращивание потребительского кредитования — не очень положительный знак. Значительный рост доли платежа в семейном бюджете означает, что большую часть своих личных финансов человек тратит на погашение процентов, а не на реальное потребление, не повышая качества и уровня своей жизни или не размещая и инвестируя свободные финансы для диверсификации своих доходов.

Материал подготовлен по итогам заседания Бизнес-клуба НГУЭУ

Фото: пресс-служба НГУЭУ

Популярное с сайта

В 2018 году новосибирцы получили 14,5 миллионов гигакалорий тепла

Этот показатель стал рекордным за последние восемь лет.

Новосибирск договаривается о поставках коммунальной техники из Беларуси

Белорусов заинтересовал опыт Новосибирска по внедрению «умных остановок».

Россияне стали чаще интересоваться гаджетами для «умного дома»

Например, продажи умных розеток выросли на 183%, а умных напольных весов — на 70%.
Новости


Подписываясь на новости, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×
×
Январь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
×
Arrow
Arrow
Slider
×
Arrow
Arrow
Slider
×
Arrow
Arrow
Slider
×





Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×