«В России есть чудная традиция: конструировать будущее из хотелок»

  • 27/09/2019, 09:37
актуальный
«Самая страшная проблема страны в целом — это неумение и нежелание двигаться в сторону компромисса».

Зачем регионам агломерации? Как убиваются преимущества, которые агломерации дают городам-миллионникам? Почему нужен компромисс во взаимоотношениях гражданского общества и власти? Об этом в интервью InfoPro54 в кулуарах форума «Технопром-2019» рассказала профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, директор региональной программы Независимого института социальной политики, эксперт программы развития ООН и Московского представительства Международной организации труда Наталья Зубаревич.

— Наталья Васильевна, на ваш взгляд, какие возможности для развития сегодня есть у таких регионов, как Новосибирская область?

— Главный козырь — это сам полуторамиллионный город и его агломерация. Ежу понятно, что это основные преимущества: более высокий человеческий капитал, более развитая высшая школа. Второй — относительный — козырь — это зерновая зона и АПК. Третий — гособоронзаказ и вся ваша оборонка. Но здесь, если на предприятии не прошла модернизация, оно работает только при наличии бюджетных денег — госзаказа или на экспортный рынок. И тут еще один нюанс: если вы делаете компоненты, а не конечную продукцию, то вам с этого экспортного рынка достанутся огрызки. Деньги с него сгребает ФГУП «Рособоронэкспорт», а предприятиям перепадают крохи.

Итак, главное неубиваемое конкурентное преимущество миллионников — агломерация, где сосредоточены девелоперские бизнесы, торговля и сети, всевозможные сервисы, разного рода развлечения, здравоохранение, образование. Потому что крупный город все это покупает лучше. Но наша власть с этим толком работать не умеет, потому что наша власть — это про раздел и попилку денег, а тут нужно обсуждать инициативу бизнеса, снижать барьеры для развития сервисной экономики. Сервисная экономика — это не завод, она в неволе не живет. Прежде всего она требует более или менее пристойных правил игры для того, чтобы развиваться, а также роста платежеспособного спроса, с чем в России большая напряженка. Вот уже скоро 5 лет доходы населения падают, что не способствует развитию сервисов в крупнейших городах.

— В Новосибирске тема агломерации обсуждается уже лет 5…

— А что обсуждать-то? Денег как не было, так и нет. Обсуждайте дальше! Ни в чем себе не отказывайте! Пока это идет на уровне «бла-бла-бла»…  Мощную базу для развития в виде налоговых доходов имеет только Москва — там все уже лопается от денег, возможно, немного у Санкт-Петербурга. Все остальные миллионники — муниципалитеты. Это слезы по доходам, по полномочиям, основные решения принимаются на уровне региона, а он часто думает о том, что «мне нужно еще поддерживать сельские территории». Деньги отобраны: 15% от НДФЛ, несчастный налог на имущество физлиц (юрлиц нет) и налог на землю. Вот и все. Пока в России такие правила игры — ни в одном городе-миллионнике, кроме Москвы и Питера (у которых, как у субъектов федерации, достаточно полномочий), быстрого развития не будет. Оно будет идти — не бывает, чтобы крупная агломерация дохла совсем, она все равно развивается. Мы говорим о скорости, о структуре, о системном агломерационном развитии. Не сможет этот эффект Россия использовать в полной мере.

— Хорошо. А у регионов тогда в этой ситуации какие все-таки есть возможности?

— Самое разумное в предложенных обстоятельствах и плохих институциональных правилах — совместное взаимодействие города и региона. У губернатора и главы города должна быть отработана общая программа, чтобы не как в Омской области, где чиновники десятилетиями друг с другом бодались, а тандемный подход. Но тут опять возникает проблема разных интересов: губернатор отвечает за регион, город — за себя. У губернатора всегда есть большое желание поперераспределять деньги. Впрочем, в Новосибирской области с этим немного проще, чем в других регионах, так как ряд крупных близлежащих городов — Бердск, Искитим — уже являются частью агломерации. Это не какая-то там Тьмутаракань, до которой не дотянуться. Так что если посмотреть на крупные города-миллионники, то у Новосибирска, пожалуй, достаточно сильная агломерация. Хотя у Екатеринбурга покруче, потому что он в окружении промышленных городов, где очень активная трудовая миграция, экспортно-сырьевые бизнесы, металлурги и т.д. Они «сидят» не в Екатеринбурге, но активно вкладываются в его развитие, в сервисную часть. Это аэропорт имени Виктора Вексельберга, развлекательные центры имени АО «Русская медная компания» и т.д., то есть в город идет ресурс от бизнеса, у которого есть деньги, в том числе заработанные на экспорте. В развитие Новосибирска ресурс идет от новосибирского бизнеса. Это то, что предприниматели заработали, играя в городе: на девелопменте, на торговле, на Гусинобродском рынке. Масштаб этого ресурса не так велик, как у екатеринбургских компаний, поэтому Новосибирску сложнее: у него тупо меньше денег — и у бизнеса, и у бюджета.

— Но через Новосибирск проходят большие логистические потоки…

— А где при этом концентрируется прибыль? То, что в вашем регионе будет развиваться логистика — это к гадалке не ходи, но скорость этого развития может быть разной. Когда началась экспансия крупных торговых сетей за Урал, Новосибирск строго стал главным логистическим центром для всех больших федеральных игроков. На чем зарабатывает регион в этой истории: налог на имущество, НДФЛ (рабочие места), но налога на прибыль он получает копейки! С точки зрения денег, это не драйвер! Это про другое! Это укрепляет положение Новосибирска как макрорегионального центра Сибири, общесибирской точки раздачи товаров.

— Не будет ли для Новосибирска в такой ситуации более выигрышным решением акцент на развитие перерабатывающих предприятий, в том же АПК, например?

— Да флаг вам в руки! У вас сельское хозяйство и так есть! Зерновые компании, когда хороший год, и так чувствуют себя неплохо. Проблема в том, что у вас очень ограниченные возможности логистики, в отличие от юга страны, который сидит при портах с выходом на рынки средиземноморских стран. Я на всех углах говорю: если сибирский зерновой бизнес хочет экспортировать, вам необходимо пробивать пониженный тариф на перевозку зерна. Иначе вы плохо конкурентоспособны, особенно по сравнению с тем же Поволжьем и югом России.

Что касается переработки. И она у вас есть! Для собственных нужд вы перерабатываете молочку, мясную продукцию. Конечно, круто работать на окрестные регионы, но это нужно уметь делать. К примеру, Алтай производит продукции АПК больше, и она дешевле, чем у вас, но алтайцы с трудом умеют ее продавать. Они пытались «ходить до Новосибирска» — получилось не очень. Компании из Алейска пытались продавать свою продукцию в Узбекистан — снова не очень, так как там был запрет на вывоз валюты. Поймите, у вас уже серьезная конкуренция в сфере АПК и продуктах переработки с Омском, с Алтайским краем, даже с Кемеровской областью, где аграрии сидят на дотациях. Это действительно драчка, конкуренция — и в ней будут выживать сильнейшие.

— Как регион может повысить свою конкурентоспособность?

— Первое — это инфраструктура. Подтаскивайте дороги, чтобы снижать транспортные издержки. Но это стоит денег. Второе — когда вы делаете госзакупки (школы, больницы, детские сады), вы имеете право давать приоритет поставкам ваших региональных производителей. Конечно, при этом нужно смотреть на цену. Если она отличается в разы, то к вам может прийти прокуратура, а если на 5-10%, то вы можете таким маленьким приоритетом создать более льготные условия для местных производителей. Не получилось? Ну и слава богу! Конкуренция — это все-таки двигатель развития.

— А о совместном развитии регионов в такой ситуации есть смысл говорить? С недавних пор не менее модным словом становится «конурбация»…

— Идите лесом! Не знаю, кто эту идею подложил Кудрину (Алексей Кудрин, председатель счетной палаты РФ. — Ред.), но этот человек большой дурак. «Конурбация из Перми, Екатеринбурга, Челябинска и т.д». Вы давно там ездили? Вы эти пустоты на границе регионов видели? Конурбация может идти по восточному побережью США, где все плотно заселено и уже является слившимся урбанизированным пространством. У нас это пространство заканчивается в Тверской области за Волгой, а потом дыра до края Ленинградской области в сторону Санкт-Петербурга. У нас даже между двумя крупнейшими столицами пустота, и они никогда не сольются! Людей не хватит! Но… Нравится рассказывать сказки — рассказывайте! Когда ничего реально не получается, очень хорошо рассказывать сказки о том, как это будет хорошо.

Если кто забыл, то я напомню: население РФ сокращается второй год подряд — и будет сокращаться еще сильнее, потому что рожает маленькое поколение 90 годов, а помирает большое — конца 40-х — начала 50-х. Кроме того, идет устойчивый процесс стягивания населения с периферии в крупные города. Причем не только из сел, но и малых, и средних городов. Периферия будет все больше обезлюдивать — этот процесс остановить практически невозможно, это объективный ход урбанизации.

В России есть чудная традиция: конструировать будущее из хотелок, а я работаю с настоящим и с трендами, поэтому могу только смеяться, слушая эти хотелки.

— А бизнесу в такой ситуации как себя вести?

— В чем преимущество и правило развития агломерационных пространств? Первое — экономия на масштабе. За счет концентрации людей у вас больше получателей и покупателей услуги, а удельные издержки ниже. Это неубиваемое преимущество агломерации. Чем оно может убиться и, кстати, убивается в Новосибирске — вашей городской инфраструктурой и трафиком. Час ехать от аэропорта до центра города — это убиться! Еще один серьезный ограничитель агломерации — экология, когда в городе все настолько забито машинами, что нечем дышать.

Второе неубиваемое преимущество агломерации — это разнообразие. Российские люди обычно не берут его в голову, а зря. У вас куча разных фирм и сервисов, и потребитель может выбрать то, что подходит именно ему. С другой стороны, у вас куча разных жителей с разными компетенциями, и бизнес может выбрать тех работников, которые нужны именно ему. Это огромное экономическое преимущество, и оно работает.

Именно поэтому экономически агломерация, как крупная концентрация людей, априори более успешна, и остановить этот процесс невозможно. Но чем меньше тот же Новосибирск будет вкладывать в развитие дорожной сети и инфраструктуры, тем медленнее будут реализовываться эти конкурентные преимущества.

— А как вкладывать, если нет денег?

— Вот он — заколдованный круг! Если мы не будем говорить о власти города, которая работает в интересах девелоперов и ритейлеров, то есть себе на карман, а о той власти, которая соблюдает интересы города, как сообщества жителей, то что нам важно: правильный баланс зелени, жилых районов, районов работы, социальных услуг. Всего этого невозможно добиться без планирования. Город не может развиваться произвольно — это будет праздник девелоперов и ритейлеров с точечной застройкой на всех перекрестках. Такие ошибки чудовищны, так как инфраструктурно и экологически затыкают перспективы развития города, поэтому городская власть должна быть вдвойне умной и связанной с интересами населения. Чем быстрее в городах власть уйдет от принципа «я начальник — ты дурак», чем быстрее будут формироваться структуры гражданского общества, которые проявляют и отстаивают свои интересы, тем более сбалансированным будет развитие города. Это не хотелка, это обязательное условие нормальной динамики развития. В крупных городах формирование структуры гражданского общества априори произойдет быстрее, так как люди здесь более образованные, с большим уровнем дохода. Они раньше начинают понимать, что у них есть четкие интересы, начинают объединяться. Это не быстро, но происходит. Сначала на каких-то точечных проблемах, а потом все шире — и власть этого отчаянно боится. И это третий институциональный затык — когда вместо баланса интересов бизнеса и жителей, где балансером выступает власть, создается система, где власть является лоббистом бизнесовых интересов, а жителей просто продавливают: «Что разорались? Мы решили — мы сделаем!». До тех пор, пока люди не выходят с воплями, как произошло летом в Екатеринбурге, ничего не меняется.

Чем грамотнее власть в городе, тем успешнее (даже при очень ограниченных ресурсах) она смягчает дефекты институциональных правил игры и способствует развитию города.

Итак, главные проблемы развития городов: минимум ресурсов и полномочий, не очень хорошее планирование, плохо налажены контакты между населением, бизнесом и властью. Вы заметили, что все это институциональные условия? То есть проблема не в том, что в Новосибирске не хватает третьей ветки метро, а потому что так работает система! Корень медленного развития российских городов-миллионников за пределами Москвы и Санкт-Петербурга — в изменении правил игры. Без этого они, конечно, все равно будут развиваться, но медленно и криво.

— Если говорить о гражданском обществе, то тут возникает обратная сторона медали. Не со всеми общественниками, в принципе, можно договариваться. Есть те, кто протестуют ради протеста.

— Не спорю, такие люди есть, и у них есть свой интерес. Вам нужно метро, новая дорога, новый мост — «Not in my back yard» (только не у нас!). Это конфликт интересов. И это третья проблема, сдерживающая развитие, причем не только в Новосибирской области, но и во всей стране в целом. Из-за того, что у нас в России долгое время доминировала модель «я начальник — ты дурак», «сидеть-молчать-бояться», при возникновении конфликта очень плохо работают механизмы поиска компромисса, какого-то варианта, который как-то устроил бы и власть, и людей, когда в выигрыше окажутся обе стороны. Это называется winwin стратегия, когда тебя не продавили, и победитель получил все, а когда вы отыскиваете приемлемые варианты и договариваетесь. Нужна новая дорога? Поставим вдоль нее шумозащитные экраны, высадим зеленые насаждения и т.д. Всегда есть поле для компромисса, но нужно уметь и хотеть его достичь.

Самая страшная проблема нашей страны — это неумение и нежелание двигаться в сторону компромисса. Вышли эти «поганые москвичи» на улицы — их нужно давить, чтобы боялись. А попытаться поговорить не пробовали?! Ведь можно было выйти на компромисс, но нет ни желания, ни навыков. Мы к этому все равно придем, и в городах это будет вызревать очень быстро, так как городское население очень продвинутое. На мой взгляд, это вопрос одного поколения. Ваша «Монстрация» — это с ума сойти как здорово! Да, ее пытались давить, Лоскутова (Артем Лоскутов, организатор «Монстрации». — Ред.) подсаживали… Дураки, что тут скажешь. Потому что это такой очень умный стеб, инверсия кретинских правил игры, в которых мы живем. Как только вы начинаете не бояться, а смеяться над этим — это первый шаг к осознанию факта.

Из нефедеральных городов РФ есть только два города в стране, в которых что-то происходит: это Екатеринбург и Новосибирск. Для меня это очень дорогого стоит, потому что в остальных — ти-ши-на… При этом отмечу, что Екатеринбург — город с чуть более богатым населением, в Новосибирске — это средний бизнес, который вырос в 90-х годах, то есть народ в меру вольный и привык сам думать. Екатеринбург и Новосибирск — еще и города с более высоким уровнем образования. Из этой гремучей смеси и рождаются факторы модернизации, которые работают. Если бы у этих городов еще были деньги… Если бы у них была лучше налажена коммуникация городская власть — социум… Как бы они перли! Но в этом политико-экономическом цикле разорвать доведенную до самого низа вертикаль вряд ли удастся. Ее экономическая неэффективность абсолютно понятна всем, но когда система заточена не на развитие, а на сохранение контроля, вы с этой вертикалью ничего сделать не можете. Впрочем, у людей есть одно свойство: они биологические особи, поэтому раньше или позже ситуация будет меняться. Мне очень бы хотелось, чтобы не обвалом, а разумной трансформацией. Будем посмотреть. Но в авангарде всего этого встанут крупные города.

Мнение редакции может не совпадать с мнением эксперта

Популярное с сайта

Семь будущих поликлиник «не прошли» через восемнадцать депутатов

Семь будущих поликлиник «не прошли» через восемнадцать депутатов

В горсовете Новосибирск заявили о неуважении к депутатам и незнании географии чиновниками областного минздрава.
Harley-Davidson обогнал мотоциклы BMW в Новосибирской области

Harley-Davidson обогнал мотоциклы BMW в Новосибирской области

В то время как мотоциклы BMW побеждают по России.
Такой маленький, а уже мозг

Такой маленький, а уже мозг

Институт цитологии и генетики СО РAH представил широкой публике минимозги — академическую научную работу с огромным и долгосрочным прикладным потенциалом.
Новости

Подписаться на новости

Введите свой e-mail

 
×
×
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
×
Arrow
Arrow
Slider
×
Arrow
Arrow
Slider
×
Arrow
Arrow
Slider
×





Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×

Оставьте свои контакты и наш менеджер свяжется с вами, чтобы уточнить необходимые данные.



Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×

Оставьте свои контакты и наш менеджер свяжется с вами, чтобы уточнить необходимые данные.



Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×
Наверх в Новости Новосибирска