Будущее — всегда пунктир

  • 06/05/2019, 10:12
Будущее — всегда пунктир
Но научный бизнес — всегда конкретика!

Таково убеждение Пекки Вильякайнена — одного из создателей Фонда «Сколково», советника президента, практикующего бизнес-ангела и гранд-персоны Всероссийского стартап-тура, который в последнюю апрельскую неделю принял Академпарк новосибирского Академгородка.

— Пекка, в деловой литературе часто упоминается противопоставление условного Севера и условного Юга — расклад, влияющий и на трудовой ритм, и на бизнес-ментальность, да вообще на весь бизнес-контекст как таковой. А в бизнесе наукоемком эта поляризация тоже значима?

— Да, это справедливо и для нашей сферы. Это типично и для России, и вообще для всех стран, простирающихся с юга на север — стран с контрастными крайними точками географии. На условном Юге бизнес лучше получается в сфере услуг, в сфере торговли — там, где важны и значимы социальные, коммуникативные навыки. На Севере люди в большей степени интроверты, они более направлены «вглубь себя», сконцентрированы на выполнении своих задач. Инженерный строй души — это, пожалуй, именно условный северянин. Они более вдумчивы в работе со сложными технологиями. Поэтому технологичные предприятия, как правило, становятся более успешными в северных регионах. Но, конечно, как любой стереотип, он имеет свои исключения.  Вот я с Севера. Считается, что северяне замкнуты, общаться не умеют, сидят и молча пьют. То же самое думают о сибиряках. И, как видим, ни я, ни вы, ни все, кто вокруг нас в этом здании, под этот стереотип не подпадают. Где тут северная угрюмость?

— Работая бизнес-ангелом, сталкивались ли вы с клиентским инфантилизмом? Мол, ангел теперь меня спасает, а я, пожалуй, расслаблюсь…  

— О, супер! Я уже тысячи интервью дал, но этот вопрос просто прекрасен. Вы первый, кто его задал. Клиентский инфантилизм — это, увы, реальность. Такие ситуации случаются — бизнес-ангелу приходится брать компанию под командование, фактически становиться ее генеральным директором. Это связано с одной российской особенностью: в силу исторических и юридических причин у вас все стремятся к тому, чтобы иметь в компании мажоритарный пакет — 51%.  А я никогда не вкладываюсь в компании на 51%, я всегда предпочитаю быть миноритарием. Именно по этой причине. Потому что не хочу превращаться няньку, в сиделку, не хочу нянькаться. Я хочу быть инвестором. Полноправным инвестором, который может назначить своего представителя в правление компании, но няней при взрослых людях мне быть точно не хочется. Это очень важный предметный расклад. Потому что бизнес-ангел — он фактически и не предприниматель вовсе. Бизнес-ангел не подменяет предпринимателя. Бизнес-ангел назначает своего представителя в правление, в совет директоров компании, участвует в решении некоторых вопросов. Но не более того.

— За восемь лет работы в России заметили ли вы психологическую эволюцию клиентов, их ментальное «взросление»?

— Да, очень серьезные перемены, большие улучшения я увидел за эти годы! Поведение людей, их когнитивный уровень — все это улучшилось коренным образом, буквально в разы. Конечно, есть молодежь без какого-либо опыта в бизнесе — это естественная демография, определенный поколенческий слой в бизнес-мире. Количество людей, понимающих, как надо вести бизнес, как правильно контактировать с инвестором, выросло очень значительно. В этом главную роль играют родители. И, в особенности, школа. Средняя школа, высшая школа — институции, которые прививают стартовые навыки предпринимательства. Образовательной системе это удается. Пусть небезупречно, но удается.

— В старину в секретариате Французской Академии наук висел плакат «Проекты вечного двигателя к рассмотрению не принимаются».  Есть ли в Сколково такой стоп-лист — темы, не принимаемые к рассмотрению?

— Да, такой входной фильтр есть, но он не связан с технологиями. Прежде всего, мы не финансируем проекты, которые ориентированы исключительно на науку — чисто научные, чисто академические проекты. Если ваша цель — получить Нобелевскую премию, то вам тогда точно не к нам. Как говорится, желаем удачи, но вам не в Сколково. У проекта обязательно должна быть бизнес-составляющая, какая-то конкретная практическая ценность. Другими словами, мы не стремимся просто увеличить количество патентов. Был я как-то раз в одном почтенном университете на юге России, и тамошний ректор с гордостью мне показывал их патентное хранилище — большой зал стеллажей, забитый папками от пола до потолка. И смыслом его гордости было именно их количество. Мол, вон их сколько, аж до потолка. Не изделия и сервисы, созданные по этим идеям, а число папок.  Мне такой тип гордости трудно было понять.

— Вы увидели множество российских регионов — и в ходе этого тура, и в ходе своей повседневной работы. Какой из них вас впечатлил в подходах к наукоемкому бизнесу, а какой, напротив, разочаровал?

— Впечатлили меня, прежде всего, те регионы, которые смогли продемонстрировать наблюдаемый рост и последовательное выполнение мер по улучшению инвестиционного климата. Татарстан, например, очень плотный регион по концентрации позитивных впечатлений от наукоемкого бизнеса. Это и столица республики, Казань, и Набережные Челны, и Альметьевск. Там очень много делается в этом плане. В относительном выражении достигнут огромный рост. В Сибирском округе, конечно, лидирует Новосибирск — мегаполис с огромными ресурсами и огромной базой. Тем не менее, у коллег из Кемерово в последние годы получилось достичь серьезного роста. И, конечно, Томск. Город с очень мощным университетом. После недавних изменений им наконец-то удалось приступить к использованию патентов, удалось направить их в реальный бизнес.

— И в финале — немного футуризма. Есть ли в нынешней научной реальности проект, о котором можно сказать: «Эта штука вскоре изменит жизнь всех нас»? Ну, что-нибудь с потенциалом судьбы как  у вашего интернет-банка…

— Сложно ответить на этот вопрос в конкретике. Если бы меня в 1999-м спросили бы про мои ожидания от моего электронного банка, то я бы уж точно не ответил, что мое изобретение «порвет мир». Есть очень интересные идеи, конечно. Например, новые решения для электронной торговли, для строительной отрасли. Впрочем, будущее — оно на то и будущее, чтобы видеться в смутных, пунктирных контурах.    

Подготовил Игорь Смольников

Фото автора   

Популярное с сайта

Тему активного долголетия обсудят на форуме OpenBio

Тему активного долголетия обсудят на форуме OpenBio

В нем примут участие более 800 человек из 13 стран.
Регоператор не платит, перевозчики политизируют?

Регоператор не платит, перевозчики политизируют?

Во взаимоотношениях ООО «Экология-Новосибирск» с операторами-перевозчиками начал разбираться федеральный отраслевой регулятор.
С 1 ноября 2019 года электронной сертификации подлежат все готовые молочные продукты

С 1 ноября 2019 года электронной сертификации подлежат все готовые молочные продукты

В минсельхозе региона обсудили готовность предприятий АПК к изменениям в законодательстве.

Подписаться на новости

Введите свой e-mail

 
×
×
Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  
×
Arrow
Arrow
Slider
×
Arrow
Arrow
Slider
×
Arrow
Arrow
Slider
×





Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×

Оставьте свои контакты и наш менеджер свяжется с вами, чтобы уточнить необходимые данные.



Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×

Оставьте свои контакты и наш менеджер свяжется с вами, чтобы уточнить необходимые данные.



Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×
Наверх в Новости Новосибирска