Принцип «и так сойдет» — проклятие России

  • 26/09/2018, 10:00

О том, что получается, если экономика подчинена политике, а все экономические решения принимаются с точки зрения политической воли, конкретной группы лиц.

Директор филиала «БКС Премьер» в Новосибирске Григорий Сосновский анализирует, как политика влияет на развитие экономики России, что сдерживает приток инвестиций на финансовые рынки страны и когда в РФ сформируется класс настоящих предпринимателей.

Талантливое поколение молодежи

— Григорий, вас знают в бизнес-сообществе региона как авторитетного специалиста по инвестициям. Вы проводите тематические бизнес-завтраки, вот уже четвертый год возглавляете филиал «БКС Премьер» в Новосибирске. Как вы оказались в этой сфере экономики?

— Все решил случай. К моему отцу на работу пришел брокер и предложил вложить деньги в инвестиции. Рынку инвестиций в России на тот момент не было еще и 10 лет, на нем работали только брокеры и агенты, которые предлагали свои услуги за вознаграждение. Деньги отец вкладывать не захотел, но зато предложил меня в качестве помощника. В 2005 году я был студентом Омского госуниверситета и готовился стать экономистом. Именно этот человек научил меня торговать и заниматься инвестициями. А уже потом я ушел в открывшийся в Омске офис компании «Финам». Так и получилось, что всю свою профессиональную деятельность я работаю на рынке инвестиций.

— А приходили мысли сменить профессию? Хотя бы ради любопытства?

— Как и любому человеку, мне кажется, что во мне скрыто много разных талантов. Но у меня никогда не возникало мысли поменять работу. Все потому, что БКС дает мне возможность проявить себя с разных сторон: в своей работе директором я могу быть управленцем, вести массовые мероприятия и даже различные маркетинговые истории. БКС так устроен, что каждый филиал — это бизнес в бизнесе. Мне ставят задачи, показатели, которые я должен достигнуть, все остальное — в моих руках.

— Успех любой компании — это команда. Вы берете к себе на работу студентов — таких же молодых ребят, каким и сами когда-то пришли в «Финам»?

— У нас очень специфичный бизнес, нам нужны люди уже с опытом, периодически мы берем студентов, но с ними тяжеловато — приходится их обучать. Но вообще мне нравится поколение, которое сейчас выходит на рынок труда, — сегодняшние двадцатилетние ребята другие: кругозор, широта мышления, взгляд на возможности. Они понимают, что сами знания не так важны, как умение их применять. Поэтому в последнее время я смотрю в будущее с долей оптимизма, потому что стала появляться действительно талантливая молодежь.

Но при этом в экономической сфере с профильным образованием не все так просто. Университетам не хватает преподавателей-практиков. И в этом я вижу большую проблему системы образования. За последнее время на меня выходили несколько ведущих вузов Новосибирска с предложением преподавать у них. Людей, которые реально занимаются практикой — работой с клиентами на фондовом рынке, имеют навыки преподавания и при этом готовы тратить на это свое время, практически нет. Могу подтвердить: во времена моей учебы знаний давали много, преподаватели были классные, но реалий рынка они не знали. Да и не могли знать, потому что они на нем не вращались.

«Мы — не честные»

— Вы сказали, что с оптимизмом смотрите в будущее. Это касается всех сфер вашей жизни?

— Стараюсь, потому что жизнь у меня одна. Как ни крути, но жить мы стали лучше, чем жили наши родители и наши бабушки, например с бытовой точки зрения. Сейчас у людей появилась возможность зарабатывать, развились некоторые умения в этом плане. Раньше было не так много возможностей, но они были гарантированными. Сейчас ничего не гарантировано, но можно получить гораздо больше возможностей. Конечно, за это приходится платить, и параллельно происходит расслоение общества.

Чем платить? Спокойствием. Сейчас, к сожалению, вся жизнь — словно езда на велосипеде: или ты крутишь педали и едешь, или застываешь на месте и падаешь. Просто отстояться и посозерцать уже не получается. Такая жизнь на обгоне. И закономерно возникает вопрос: если все равно придется гнаться, то за каким призом ехать? Надо выбрать для себя такой приз, за который будет интересно соревноваться.

— Довольно философский подход к жизни. Может ли его что-то поколебать?

— В действительности мой оптимизм злой. Я прекрасно понимаю, что происходит на самом деле, особенно за последние четыре года, за какие политические решения мы заплатили экономически. Но другой вопрос, что ко всему можно относиться по-разному. Для меня самое главное в жизни — это быть честным. Ведь у нас как часто бывает: в угоду политике партии мы готовы называть белое и черным, и серым, да каким угодно, но только не так, как есть в действительности. У нас вечно звучит «и так сойдет». «И так сойдет» — это вообще проклятие России. Как только мы перестанем мыслить категорией «так сойдет», то у нас сразу все наладится. И нам надо перестать думать ставшими уже классическими выражениями: «зато нет войны», «зато хоть наши дети поживут», «все должно быть как у людей». Это все освобождающие от принятия действительности фразы. Зачем они? Если что-то не нравится, надо честно себе в этом признаться и распределить, что происходит в силу объективных причин, а что — субъективных. На объективные причины мы можем повлиять только косвенно, и это очень длинный путь. Но есть субъективные причины: что я сделал не так, где не смог приспособиться, могу ли я на них повлиять здесь и сейчас. Только такой уровень мышления позволит к чему-то прийти, иначе реально можно сидеть и погибать. Да, к сожалению, у нас нет благоприятной и дружелюбной среды, про это не стоит забывать и нужно учитывать.

— То есть получается, что мы нечестные? Ни перед собой, ни перед другими?

— Если взять медиа-пространство, то да, мы нечестные. Все эти баннеры, щиты со счастливыми работающими пенсионерами, которые радуются пенсионной реформе, новости про то, что люди не хотят выходить на пенсию — не отражают реальной картины. Белое должно быть белым. Я понимаю  и никто не говорит, что пенсионная реформа не нужна. Наверное, ее можно проводить, но возникает множество вопросов  что же привело к такой необходимости? При этом говорить, что люди рады этому — нечестно. Слава богу, предприниматели повышению НДС до 20% не радуются, хотя бы публично. Вы можете представить себе кампанию, как предприниматели радуются повышению налогов?

— Этот закон вообще прошел очень тихо. Финансовая неграмотность?

— Конечно! Потому что пенсии понятнее обывателям — это лишних 5 лет работы. А НДС — что-то эфемерное и чужое. Конечно, для человека болезненнее все, что происходит лично с ним, и люди в этом абсолютно правы. Но если пенсионная реформа бьет по морали, по физическому состоянию людей, то НДС бьет по экономике. Ведь что самое главное  мы вводим непопулярные меры в сфере экономики, они не приведут к нужным результатам. Великобритания уже повышала точно также НДС в начале 2011 года — с 17,5% до 20%, и ни к чему хорошему это не привело. Можно представить, что экономическое управление в России будет лучше, чем в Великобритании, но мне в это верится с трудом. Эта реформа словно запущенная баллистическая ракета: ее запустили и уже ничего сделать нельзя, она все равно упадет. Так и с реформой: она уже запущена, и мы можем вводить другие налоги, принимать новые законы, но это будет уже другая ракета, а та, с повышением НДС, все равно упадет — и будет взрыв. Законы экономики — это как законы физики, мы не можем их изменить, мы можем только о них расшибиться.

Есть хороший анекдот на эту тему. Плывет огромный авианосец с атомным оружием на борту и в темноте вдруг видит свет, как кажется, встречного корабля. Командир отдает приказ связаться со встречным кораблем, чтобы он изменил курс. И начинаются переговоры: «Вызывает такой-то, прием, смените курс на 20 градусов левее, вы нам мешаете!»  «Нет, смените курс лучше вы, мы вам очень рекомендуем».  «Да я адмирал флота США, смените курс! Иначе мы применим меры!»  «Делайте, что хотите. Я маяк». И корабль отворачивает, какой бы крутой он ни был. А у нас во многих экономических историях авианосец продолжает идти на маяк. Это как прыгать с разбега в окно и начинать кричать: «Мы летим!». Какое-то время мы будем лететь, пока гравитация нас догонит.

Крепкая связка политики и экономики

— Где же логика в таком поведении: нехватка кадров, компетенции? Какое всему этому объяснение, на ваш взгляд?

— Очень простое. У нас экономика подчинена политике, и решения принимаются с точки зрения политической воли, конкретной группы лиц. Не стоит цель сделать экономику ведущей в стране, чтобы решения принимались исходя из экономической оправданности. Все прекрасно понимали, чем закончится Крым с точки зрения экономики. Это было политическое, общественное, моральное  какое угодно решение!  но только не экономическое.

Кроме всего прочего, бюджет в стране обещает быть профицитным в этом году. Год назад бочка нефти стоила 2900 рублей, которые складывались из цены за баррель в размере 51 доллара по курсу 56 рублей. Сейчас нефть стоит 78 долларов по курсу 68 рублей за доллар — это уже 5300 рублей. За год с небольшим российское государство стало получать с бочки нефти на 80% больше. На 80! Это половина нефтегазовых доходов нашего бюджета. То есть бюджет на самом деле не проседающий, это уже непреложный факт. Мы заработали гораздо больше, чем планировали. Вопрос  как мы будем это тратить? Какие проекты будут реализованы, и на что пойдут эти деньги? Конечно, хотелось бы, чтобы они пошли на повышение инвестиционной привлекательности нашей страны. Но, к сожалению, в текущих политических реалиях это невозможно, потому что какой бы экономически ориентированной ни была бы страна с учетом политических отношений крупные инвесторы к нам не пойдут. Хотя в 2008 году пошли.

— В других странах экономика и политика идут в такой же связке?

— Достаточно привести следующий пример. Есть такая компания Amazon, и есть такой президент США Дональд Трамп, который ведет твиттер-политику. В начале этого года он в своем аккаунте написал, что «мы должны положить конец преступной деятельности компании Amazon, которая использует национальную почту США для того, чтобы доставлять по ней бесплатно свои товары». Через несколько дней появился твит владельца Amazon Джеффа Беззоса: «Мы используем то, что мы используем. Хвала Америке». За тот день акции Amazon упали на 2%, а после этого резко выросли. И сейчас это вторая компания после Apple, которая имеет все шансы достигнуть капитализации в триллион долларов. Вы можете представить, что было бы с любой российской компанией, если бы Путин сказал, что их бизнес-модель преступна? Конечно, политика влияет на экономику и в США, но при этом Трамп — первый президент после Рейгана, который снизил налоги на прибыль для самых крупных корпораций с 35% до 21%. После этого Apple объявила в начале года о том, что будет инвестировать в экономику США 300 млрд долларов, а это, на минуточку, шесть бюджетов «Газпрома». Компания планирует построить вторую штаб-квартиру и вложить средства в научные разработки. Почему? Потому что им снизили налоги.

— Не все, наверное, отреагировали бы положительно, если бы крупному бизнесу снизили налоги…

— Если бы забрали сначала все субсидии, которыми пользуются многие госкорпорации, а потом снизили налоги, то, поверьте, в общей сложности налоговая нагрузка на них бы не ослабла. Но этого не сделают.

Уже ведь обсуждали, одновременно с повышением НДС и пенсионного возраста, снижение взносов в фонды социального страхования с 30% до 22%, чтобы люди уходили с «серой» зарплаты в «белую». Сначала это предложение шло «пакетом», а потом на первом чтении пункт про снижение взносов затерялся, а все ужесточение доехало до Госдумы РФ. И тогда прозвучал комментарий от господина Медведева о том, что хорошая новость для россиян состоит в том, что у нас остаются все те налоговые послабления, льготы и так далее… На самом деле здравомыслящему человеку это страшно слушать, потому что в действительности фраза расшифровывается как «лучшее поощрение — это то, что осталось по-прежнему, и мы не сделали вам хуже, радуйтесь».

— Вы чувствуете зависимость между политической обстановкой в стране и спросом ваших клиентов на инвестиции?

— На инвестиционных рынках подобная политика российского правительства сказывается таким образом, что создается выбор без выбора. То есть на российском фондовом рынке ассортимент широкий, но весь какой-то второсортный. Поэтому, к сожалению, мы вынуждены поворачиваться к зарубежным рынкам.

На самом деле люди очень боятся нашей сферы, на фондовом рынке участвует всего 0,77% населения, а на депозитах в банках лежит почти 25 трлн рублей, и связано это, в первую очередь, с тем, какие созданы для этого условия. Люди не уверены в завтрашнем дне, а инвестиции — это всегда долго. Мы часто повторяем нашим клиентам: «Дайте бизнесу, в который вы инвестируете, вырасти. Нельзя выкапывать растение, чтобы посмотреть, растут там корешки или нет, оно погибнет! То же самое и с инвестициями: нельзя их трогать некоторое время, если все правильно выбрано».

Вот именно поэтому очень важно, чтобы в России произошла наследственная передача через поколение. Когда люди смогут гарантированно получать свое наследство. Не когда кто-то умер, а в плане наследования бизнеса. Был очень яркий пример во Флоренции, когда подвели итоги по крупнейшим налогоплательщикам города за последние 600 лет — ими оказались пять семей. За 600 лет! Получается, что эти люди более полутысячи лет передают капиталы, накапливают их. Готовы ли эти люди к инвестированию? Ну конечно, готовы! А если я знаю, что те, которые вчера на улицах пели: «Кто был ничем, тот станет всем!», сегодня деньги на капитализме зарабатывают, то у меня будет очень короткий горизонт в плане инвестирования.

— Каковы ваши ближайшие прогнозы относительно экономики России?

— Я здесь отвечу словами Столыпина, который еще сто лет назад сказал: «Дайте России 20 лет без потрясений, и вы не узнаете эту страну».

Думаю, что среди хороших качеств ментальности российских людей — это скорость. Мы очень долго запрягаем, но едем крайне быстро. Если дать нам возможность спокойно развиваться и не мешать, то процедура передачи бизнеса произойдет уже сейчас, а наши дети, которым 10-15 лет, будут уже совершенно другими людьми — осознанными, контролирующими свою жизнь. Человек может быть бедным, но не должен быть нищим  на смыслы, на деньги, на что угодно! Потому что бедный человек — со стимулом, нищий — без будущего.

Высказанные в настоящей статье суждения являются личным мнением и могут не совпадать с официальной позицией ООО «Компания БКС».

Мария Лисица

Популярное с сайта

АИР Новосибирской области представил два проекта в рамках кейс-зоны РИФ

АИР Новосибирской области представил два проекта в рамках кейс-зоны РИФ

Для презентации в рамках этой площадки организаторами форума были отобраны всего 10 российских проектов.
Производство троллейбусов на автономном ходу могут разместить на «БКМ Сибирь»

«Возможность локализации производства троллейбусов прорабатывается»

В качестве одного из вариантов рассматривается его размещение на «БКМ-Сибирь».
Проекты ГЧП в Новосибирской области

«Важно не набрать на себя неисполнимых обязательств»

Задача правительства области — четко спрогнозировать риски и объемы проектов ГЧП, которые регион может себе позволить.
Новости


Подписываясь на новости, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×
×
Февраль 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  
×
Arrow
Arrow
Slider
×
Arrow
Arrow
Slider
×
Arrow
Arrow
Slider
×





Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×