Вход в разработку рассыпного золота сегодня не так уж и дорог

  • 22/03/2021, 09:00
Расходы на организацию этого бизнеса вполне компенсируются ростом цен на металл. Но чтобы снизить предпринимательские риски и обеспечить доходность, нужно работать с профессионалами, считает финансист, инвестор, председатель НРО ООО «Российский союз налогоплательщиков» Александр Лубенец.

— Александр Иванович, представители Сибнедр на днях заявили о том, что в Новосибирской области, в Сибири вырос интерес к лицензиям на геологическое изучение золотоносных участков недр и золотодобычи в целом. С чем, на ваш взгляд, связан этот спрос?

— Большой интерес к поисковым лицензиям и проведению поисковых оценочных работ вполне объясним. Если предприниматель провел геологическое изучение участка, в установленном порядке подготовил отчеты и защитил запасы, получил свидетельство на первооткрывательство, то он имеет право без торгов получить лицензию на разработку месторождения.

Когда вы приходите на аукцион на право получения совмещенной лицензии на разработку, то в ней указываются прогнозные ресурсы и учтенные госбалансом запасы россыпного золота. Когда вы сами проводите разведку, то можете нарастить запасы категории С1 и С2. Вы можете пробурить скважины, пройти шурфы или траншеи по соответствующей разведочной сети. Можете, используя современное геолокационное оборудование, геосканеры и методики изучения недр, четко определить, где расположены промышленные залежи золота, глубину их залегания. При наличии этой информации возможно сэкономить огромные средства при подготовке проекта добычи и разработки месторождения, так как вы уже будете понимать структуру месторождения, точно определите необходимый набор механизмов и организацию производственной деятельности, минимизируете воздействие на окружающую среду. Вам не придется все вокруг перекапывать. Будет экономия на вскрышных работах, подготовке полигонов, солярке, работе механизмов. Именно поэтому люди сейчас предпочитают брать лицензии на геологическое изучение, самостоятельно качественно проводить разведку и потом получать лицензию на добычу без аукциона. Это дает хорошую экономику бизнеса.

Тщательно проведенная разведка дает ответы на многие вопросы и, как правило, при грамотно проведенной предварительной работе по выбору территории для изучения и разведки, значительно повышает капитализацию проекта, так как существенно снимаются предпринимательские риски и риски  недропользователя.

— А есть ли ситуации, когда информация не подтверждается? Все же в геологоразведку тоже придется вложить несколько миллионов рублей?

— В СССР работы по геологоразведке велись системно, на экспедиции и изучение недр тратились большие деньги, а сейчас идет проедание тех сформированных запасов. Сегодня государство стимулирует геологоразведку и старается привлечь частный капитал для изучения недр, так как постановка на баланс новых запасов положительно влияет на экономику страны. Но на волне роста интереса к золоту сейчас по рынку действительно гуляет много фальшивой, шарлатанской информации, которая очень похожа на правду. В начале 90-х годов прошлого века, при распаде СССР, много материалов геологоразведки «пошло по рукам». Ко мне периодически обращаются люди, показывающие пожелтевшие листочки с результатами разведки прошлых лет. В том числе особо выделяя данные, полученные путем шурфовки с применением мускульной силы во времена товарища Берии. Мол, у него не забалуешь — данным надо верить. Кто-то находит информацию в библиотеках. Много людей, которые сегодня профессионально занимаются анализом геологоразведочных экспедиций за последние 100-200 лет. Они смотрят, где проходили первопроходцы, что искали, ищут признаки приисков — где пробивались шурфы, добывалось золото. А кто-то пытается выдать желаемое за действительное и заработать на этой информации, привлекая доверчивых инвесторов. Это предпринимательские риски, которые накладываются на риск недропользователя (ошибка в прогнозах), поэтому очень важно на всех этапах реализации проекта, связанного с золотом, привлекать профессионалов, обладающих необходимыми компетенциями. Лично я, когда заходил на такой проект, искал специалистов по всей Сибири, десятки лет ходивших по тайге, по горам, проводивших геологоразведку в полях. Многие из них уже находятся на пенсии. Удивительные и прекрасные люди, со своей жизненной философией.

Кстати, ситуация с лицензиями, которую мы сегодня наблюдаем, была предсказуема. Я еще много лет назад прогнозировал, что будет скачок цены золота, и призывал инвесторов, представителей власти увеличивать объемы геологоразведки и добычи.

— Вы говорили о хорошей экономике бизнеса по добыче золота. Сколько необходимо вложить в геологоразведку, разработку? Какова окупаемость таких инвестиций?

— Для проведения геологоразведки и  организации добычи рассыпного золота нужен базовый набор механизмов: специализированные буровые, экскаваторы, самосвалы, бульдозеры, погрузчики, промприбор для промывки песков с насосными станциями и автономными генераторами. Это инвестиции в размере десятков миллионов рублей. Техника должна быть максимально надежна и работать в промывочном сезоне в круглосуточном режиме. Старатели активно используют лизинговые схемы для приобретения новой техники. Появились схемы лизинговых платежей с учетом сезонной специфики работы артелей. За последние два года грамм золота подорожал в два раза и сейчас стоит более 4 тысяч рублей плюс НДС 20%. Если артель, в которую обычно входят 20-30 человек, в сутки намывает 100 граммов золота, то часто она окупает свои суточные текущие затраты (а результат обычно намного выше). В сезон, работая круглосуточно, такая артель может намывать десятки килограммов рассыпного золота. Это серьезные деньги. Если старательский фарт на стороне артели  и месторождение показывает высокую продуктивность — более 100 килограммов, то за промывочный сезон можно полностью компенсировать затраты на техническое оснащение.

На экономику, помимо содержания, влияет и сезонность работы. На Алтае она дольше — сезон длиннее, чем в Новосибирской области, там результат может быть выше. Есть артели, которые пытаются работать круглый год, используя современные технологии, устанавливая тепляки. В Магадане и Якутии промывочный сезон очень короткий, высоки текущие затраты, но эффективность достигается за счет высокого содержания месторождений.

Со сдачей драгметалла проблем сейчас нет: золото — тот товар, который не имеет проблем со сбытом, и чем хуже ситуация в экономике, тем выше спрос. Аффинажные заводы и банки конкурируют за поставщиков металла. Кроме того, уже совершенно очевидно, что сейчас идет процесс дедолларизации мировой экономики, а золото — это тот металл, что всегда будет в ходу в качестве эквивалента стоимости.

Разведка и добыча рудного золота — уже более серьезные инвестиции, здесь нужны годы и миллиардные вложения в разведочное бурение, строительство обогатительных фабрик, но и добыча осуществляется круглый год, а счет добытого золота идет на тонны, так что по рудному золоту инвестиционная активность проявляется от крупных финансовых структур, банков. Такие инвестиции при должном оформлении представляют интерес и понимание со стороны международных инвесторов. До проектов с рудным золотом вырастает часть старательских артелей, накопивших опыт и капиталы на рассыпной золотодобыче. Как правило, они долгое время работают на рассыпных месторождениях, а потом переходят на рудные. Я сейчас консультирую два таких проекта, предлагаю собственникам, чтобы они занялись облигационной тематикой для привлечения капитала на развитие рудного проекта. У рассыпного золота есть четко прогнозируемый сезон и денежный поток, который генерирует месторождение, то есть они могут выплатить хорошие купонные доходы людям, забирающим сейчас свои деньги из банков из-за низких процентных ставок. На золотодобыче можно сделать интересный облигационный заем, но для этого нужны профессиональные финансисты, которые глубоко разбираются в этом рынке. Как я уже говорил, в Новосибирске такие люди есть.

Кто выступает в роли покупателей геологических лицензий?

—  По большей части это опытные старатели или геологи, хорошо знающие принципы разведки и разработки золотоносных месторождений. В то же время сейчас появилось много инвесторов, которые скупают такие лицензии. Я знаю тех, у кого уже с десяток лицензий на геологоразведку. Они нанимают специалистов на подряд, а добытый металл распределяется между старателями и владельцем лицензии. Финансовый капитал в эту сторону сейчас идет очень охотно. Но главное — привлекать к работе профессионалов, а с этим сейчас серьезная напряженка. Система профессиональной подготовки буровиков, бульдозеристов, экскаваторщиков, операторов промприбора сейчас не отлажена. Кроме того, в самой работе на приисках есть много специфики. Это смены по 12 часов. На некоторые месторождения технику можно забросить только по зимнику, а потом они живут и работают все лето как на необитаемом острове.

— В Сибири много месторождений, которые уже когда-то разрабатывались. Они могут сегодня представлять интерес для старателей, инвесторов?

— Техническая и методологическая база сейчас позволяет проводить более детальные исследования на старых месторождениях, где ранее использовались дражные методы добычи. При нынешней цене на золото стало экономически выгодно вернуться на эти площадки и перемывать старые пески, хвосты уже отработанных однажды месторождений. Они вскрыты, лежат на поверхности, уже несколько раз переморозились, а по старому дедовскому способу раньше именно через зиму из перемороженной глины было проще извлекать золото. Уже выбранная порода позволяет работать с большей скоростью, чем на новом месторождении: на приборе получится промывать до тысячи кубометров в сутки. На таких месторождениях можно установить высокопроизводительное оборудование, поставить минимальное количество людей — и себестоимость добычи становится очень эффективной.

Сейчас при добыче используются экологичные системы замкнутого водооборота, что минимизирует ущерб для природы. При рекультивации прорабатываются мероприятия, позволяющие поднять рекреационный потенциал территорий и использовать для хозяйственной деятельности: искусственные водоемы, разведение рыбы, развитие туристического потенциала и т.д. За счет этой методики, кстати, можно убрать болота, снизить угрозу паводков.

Кроме того, сейчас стали интересны и месторождения, где было зарегистрировано низкое содержание золота и на которые ранее не обращали внимания. Я вижу, что идет переоценка участков, ранее считавшихся малоперспективными для промышленного освоения, а с ростом цен на золото они стали очень даже интересными.

— На какие еще риски в золотодобыче вы бы рекомендовали обратить внимание потенциальным инвесторам?

— Самый серьезный и непредсказуемый риск — это противодействие со стороны местных чиновников. В некоторых территориях этот вид рейдерства расцвел пышным цветом, местные власти под видом защиты экологии давят золотодобычу. Напомню, на работы по разведочной лицензии инвестор тратит десятки миллионов рублей, потом идет обработка полученной информации и защита данных в Сибнедрах, потом разведанные запасы ставятся на учет, делается проект, к разработке которого привлекаются профессионалы: геологи, гидрологи, экологи, биологи, проект проходит экспертизы — на это тоже уходят миллионы рублей и несколько лет. А когда компания приходит на участок, чтобы начать добычу, у нее начинаются проблемы.

К сожалению, сегодня наше государство дает недропользователю недра, а дальше он сам вынужден разбираться с собственниками земли, на которой расположено месторождение. Если участок оказывается недалеко от населенного пункта, то инвестор может пройти все круги ада, в том числе когда участки, где он будет работать, оказываются задним числом переданы частным и юридическим лицам. Никакой защиты от такого рейдерства государство сейчас не дает, и все проблемы недропользователю приходится решать самостоятельно. К сожалению, кинуть могут в любой момент, и ты потеряешь все вложенные деньги.

Я подготовил уже несколько предложений в Госдуму, правительство РФ с вариантами изменения этой ситуации. На мой взгляд, когда недропользователю дают лицензию на добычу, то на государственном уровне должен сразу решаться вопрос об отводе ему необходимой земли. К примеру, в Новосибирской области в Маслянинском районе, где сформировались многолетние традиции золотодобычи, администрация адекватная и охотно идет навстречу старателям, понимая, что они создают рабочие места и приносят в бюджет налоги. В этом плане в нашем регионе больше позитива, чем на некоторых соседних территориях.

Тем не менее, несмотря на названные мной риски, как профессиональный инвестор и эксперт я советую тем, кто ищет инструменты для вложения средств, идти в недропользование и золотодобычу. При нормальной организации процесса — это суперэффективно. Если же будет отменен НДС на гражданский оборот золота (а этот процесс сейчас обсуждается в органах власти на самом верху, так как тему лоббирует финансовое и банковское сообщество, недропользователи), то золото в России будет обращаться более свободно. Если золотые слитки разного номинала освободят от НДС,  введут в оборот, то они станут отличным средством сохранения и умножения капитала и во многом заменят позиции доллара в предпочтениях населения. Золото — это актив, признанный во всем мире, поэтому решение правительства РФ об отмене НДС будет большим прорывом, который скажется на экономике страны. Наблюдая за тем, что сейчас происходит с долларом, отмечу, что вероятность именно такого развития событий очень высока.

Рубрики :

Регионы: Регион не задан

Теги : Теги не заданы


4
0
Лента новостей
Новости Сибири

Подписка на новости

* обязательные поля


×
×
Сентябрь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  
×





Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×

Эксклюзивный материал

Материалы, отмеченные значком , являются эксклюзивными, то есть подготовлены на основе информации, полученной редакцией InfoPro54.ru. При цитировании, перепечатке ссылка на источник обязательна

×

Регистрация на конференцию закончена

×
Наверх в Новости Новосибирска