COVID в большом городе

  • 01/10/2020, 18:43
Елена Бобяк, эксперт, исполнительный директор Ассоциации руководителей медицинских организаций Сибири:

— Конец марта, только что во всей стране объявили карантин. Это, собственно, были единственные 2-3 недели, когда жители Новосибирска действительно соблюдали ограничения и носили маски. В это время выходят первые отраслевые рекомендации и приказы по диагностике и лечению COVID-19. В это же время в Новосибирск начинают массово возвращаться жители  из-за границы, из путешествий, командировок. Довольно долго это единственная категория пациентов, кому делают тест на COVID. Все остальные, даже с нетипичной пневмонией, с потерей обоняния, с характерным анамнезом, остаются без теста, если могут, несмотря на наличие симптомов,  ходят на работу, к ним приходят врачи из поликлиники, заботливо смотрят им горло и слушают легкие и при ухудшении состояния везут в стационары, не приспособленные для приема пациентов с COVID-19. Это первая фаза распространения инфекции. Будут говорить, что рост заболеваемости произошел из-за того, что люди не носили маски, не соблюдали дистанцию и ездили за границу. Мое мнение  рост заболеваемости на этом этапе в Новосибирске произошел путем распространения инфекции среди персонала и пациентов стационаров и поликлиник. И в этот момент СИЗы для медработников были только в специально оборудованных для приема пациентов с COVID-больницах. Я, конечно, имею в виду СИЗы необходимого уровня защиты.

Частные клиники готовы поддержать коллег из госмедицины

Директора частных клиник стучались во все двери и пытались понять, что им делать в условиях эпидемии. Первое письмо от Ассоциации в наше Министерство здравоохранения и в Роспотребнадзор было написано еще в конце марта, мы просили хотя бы оперативно присылать постановления, касающиеся COVID, чтобы принять все меры для защиты сотрудников и пациентов. Нам не отвечали или отвечали, что частные клиники могут делать что угодно, пусть получают информацию из открытых источников, а если что не так  мы их накажем, непременно. Одним из наших предложений, кстати, было взять на себя консультации амбулаторных пациентов, в том числе дистанционные. Чиновники нам отказали. Население объявило сбор средств для покупки СИЗов для медицинских работников бригад скорой помощи, стационаров, поликлиник. В это время фиксировали единичные случаи COVID-19, и то не каждый день. И мы еще верили в силу гидроксихлорохина и калетры и думали, что главное  чтобы под рукой оказался аппарат ИВЛ. Наши пациенты обращались к нам в основном с другими вопросам: где еще не отменена плановая госпитализация, например.

В мае стало понятно, что в городе нет стационаров и поликлиник, чистых от COVID-19, прекратились плановые госпитализации, росло количество госпиталей, время ожидания скорой помощи измерялось сутками. Попасть в стационар становилось все труднее даже при тяжелом течении болезни. Тесты на COVID-19 стали брать у медицинских работников и тех, кому за 65, но далеко не у всех, стационары стали закупать СИЗы, сводки об умерших от COVID-19 стали главными в новостных лентах. Но ничего не изменилось организационно. Врачи продолжали ходить на дом для осмотра пациентов с «признаками ОРВИ» и приглашали их в поликлинику сделать флюорограмму, чтобы исключить пневмонию (!). Люди сидели часами в очередях в поликлиниках, а рядом сидели пациенты, пришедшие с другими проблемами — а ушедшие с одной проблемой на всех. Пациентов с подтвержденной пневмонией везли в «распределительный» госпиталь. Они несколько дней лежали в палатах все вместе  те, у кого потом подтверждался диагноз, и те, у кого тест отрицательный. Тех, у кого тест был отрицательный, долечивали или отправляли в больницы, условно чистые от COVID-19. Объяснять не нужно, что в эти больницы они приезжали уже практически 100% инфицированными.

К этому моменту пошел рост по экспоненте. Частные клиники осознали, что поддержки от чиновников ждать не надо, самостоятельно разделили потоки или отказались обслуживать пациентов с симптомами ОРВИ, если потоки разделить не получалось. Все освоили навыки дистанционных консультаций. Пациенты довольно быстро поняли, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, и самоизолировались при первых симптомах, контролировали состояние, сами себе назначали МСКТ и искали возможность получения дистанционных консультаций. Слово «сатурация» прочно вошло в обиход. Тесты по-прежнему назначались примерно 1 из 10 заболевших, и назначить их мог только врач государственной поликлиники, у пациентов с симптомами частные клиники брать тесты не имели права.

Май-июнь слились в один длинный день, обращения от пациентов были на 99% процентов связаны с COVID-19. Рассказать  что делать, чтобы не заразить окружающих, чтобы болезнь не пошла по жесткому варианту, как настаивать на госпитализации. Пульмонологи работали практически без сна. Врачи государственных поликлиник и стационаров оказались заложниками системы, заболеть мог каждый, каждый рисковал ежеминутно, они герои, несомненно. Без их самоотверженного труда жертв было бы в разы больше. Мы справились вместе, помогая друг другу. Спасибо врачам, которые публиковали важную информацию, клиникам, которые дали возможность пациентам обследоваться, и работникам аптек, продававших препараты. Летом 2020-го это спасло жизни сотням, если не тысячам жителям Новосибирска. В Казахстане, где такой возможности не было, все печальнее.

В конце июля законы развития эпидемий пошли навстречу огромному желанию гаранта провести выборы, и эпидемиологическая кривая стала идти на убыль.

Впереди новая волна, я уже не живу в Новосибирске, но вопросы по-прежнему остаются актуальными. Как случилось, что система здравоохранения стала очагом распространения инфекции? Кто принимал решение в начале эпидемии госпитализировать, в том числе принудительно, бессимптомных носителей и пациентов с легкими симптомами? Как допустили, что врачи поликлиник без средств защиты ходили на дом к пациентам с симптомами ОРВИ, а потом принимали других больных? Почему не задействовали ресурсы частных клиник, когда те предлагали помощь? Куда смотрел Роспотребнадзор, когда практически не проводились эпидемиологические исследования и контактным не была рекомендована самоизоляция, за исключением редких случаев? Почему жарким летом пациентам с поражением легких от COVID-19 в стационарах запрещали открывать окна в палатах?! Кондиционеров там не было…

Остается только надеяться, что чиновники смогут проанализировать опыт лета-2020 и понять, что нужно изменить, чтобы пациенты не получали COVID-19 вместе с медицинской помощью, а врачи смогли без потерь пережить вторую волну. И у нас уже есть работающие схемы лечения, что важно!

Удачи нам всем! Берегите себя!

По материалам публикации в соцсети Facebook

Рубрики :

Регионы: Регион не задан

Теги : Теги не заданы


руководитель комитета по промышленности Новосибирского областного отделения «ОПОРЫ РОССИИ», директор ООО «Дивес Груп» Евгения Чавкина

Мнение бизнеса. Почему в России тормозит импортозамещение?

Региональное отделение «ОПОРЫ РОССИИ» Новосибирской области совместно с агентством стратегического маркетинга Strategra провело исследование потребителей дефицитных товаров в регионе.


Подписываясь на новости, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×
×
Октябрь 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  
×





Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта
Я согласен (согласна)

×

Эксклюзивный материал

Материалы, отмеченные значком , являются эксклюзивными, то есть подготовлены на основе информации, полученной редакцией InfoPro54.ru. При цитировании, перепечатке ссылка на источник обязательна

×

Участие в конференции бесплатно






Формат участия:

Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта

×

Участие в конференции бесплатно






Отправляя сообщение, я принимаю условия соглашения об использовании персональных данных и соглашаюсь с Правилами сайта

×
Наверх в Новости Новосибирска